Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD21/1057.510.0588
EUR21/1067.890.0406

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • Явление роялти

      2015-01-160669Темп жизни таков, что в каждом номере газеты встречаешь какое-то новое слово, а то и два, три.

      Роялти? Что такое? Откуда взялось? Как мы  раньше  обходились  без него?

      Роялти не учтено "Словарем иностранных слов" советских времен. О нем  не вспомнило ни второе, ни третье (и, как оказалось, последнее)  издание Большой  советской  энциклопедии. В 2009 г. в Бишкеке под  эгидой USAID и Бизнес-клуба был выпущен "Глоссарий  для  экономического журналиста". Роялти в нем нет, хотя объем этого справочного  издания приличный, больше  300 страниц. Правда,  "для  тех, кто  считает себя аналитиком, съевшим собаку на терминологии, глоссарий  не  предназначен" (это - из предисловия к книжке).

      Наконец, удача! Роялти  нашлось в бюджетном справочнике для средств  массовой  информации, выпущенном в 2011 г. в Бишкеке в серии "Экономическая  журналистика" Фондом "Сорос-Кыргызстан" и  Пресс-клубом Кыргызской фондовой  биржи. Справочник  назывался "Власть цифр или цифрами о власти". Как  писать о государственном и местном  бюджетах?"

      Частично  воспроизведем дефиницию: "Роялти - текущие  платежи  за  пользование  недрами с целью разработки. Также авторский гонорар, периодические выплаты, причитающиеся  держателю авторских  прав  за каждую  публикацию, публичное воспроизведение или  другое  использование его  произведения". Дальнейший  текст опустим, он  поясняет это "также". Существенно для нас то, что роялти  получает владелец от пользователя. Существен  для  нас  и год выпуска этого следующего по времени  справочника - 2011 г. Потому что с 2012 г. этот вид платежа - роялти стали в Кыргызской  Республике вносить  пользователи недрами. Так что уже  накоплен некоторый опыт практического функционирования роялти, пора всем  привыкать к термину, смысл которого  для  публики  туманен.

      Многое  проясняет пособие "Полезные ископаемые как источник  пополнения  бюджета местного самоуправления" (Бишкек, 2014). Подготовлено пособие  по  ходу  реализации проекта "Голос  граждан и подотчетность органов  местного самоуправления: бюджетный  процесс". В Кыргызстане  проект  финансируется правительством Швейцарии в партнерстве с  Британским министерством по международному развитию и выполняется  нашим  кыргызстанским Институтом политики  развития.

      В пособии обобщены итоги тренинга, проведенного с чиновниками местного самоуправления, прежде всего, с финансистами и экономистами.

      Смысл  новшества состоит в том, чтобы  пользователи  недрами пополняли доходную часть  местных  бюджетов. Налоговый кодекс  КР при  этом различает  бонусы - разовые платежи за право  пользования недрами с целью геологического изучения и разработки месторождений полезных ископаемых и роялти - текущие платежи за пользование  недрами с целью разработки.

      В целях реформирования недропользования в первом пакете  документов  этой реформы был закон КР "О недрах" от 9 августа 2012 г. № 160. Им введена плата  за удержание лицензии, поступающая в местные  бюджеты.

      В том  же  2012 г. с мотивировкой "для  повышения  заинтересованности местного  населения в работе инвесторов" был введен еще один вид платежа, вносимого  недропользователями  - на развитие  и содержание  инфраструктуры местного значения, в размере 2 процентов  от выручки, полученной  от реализации полезных ископаемых. Правда, вскоре  из числа облагаемых этим особым платежом ископаемых пришлось  исключить природные стройматериалы, уголь, минеральные  и термальные воды. Ведь  добывают  их часто местные  люди для своих нужд, зачем  же  им такая явно  дополнительная обуза?

      Какова  же  цена вопроса? Только  платежи  за удержание  лицензий и в одном  лишь 2013 г. дали местным  бюджетам 129  млн. сом. Отчисления на содержание  инфраструктуры пополнили местный  бюджет на  105  млн. сом. Некоторые сельские  управы получили  из этого источника средств  вдвое  больше своего скромного  бюджета.

      В пособии  приведен ряд примеров. Возьмем простейший. На  территории сельской управы действует карьер по  добыче песка. Цена песка 200 сом.  за  одну  тонну.  При скромной добыче в за 250 рабочих  дней карьер  даст 2,5 млн сом. выручки. Ставка  роялти по песку  - 3 процента, поступления в  бюджет 75 тыс. сом., половина  этой суммы пойдет в местный  бюджет.

      Цех по  розливу  минеральной воды может  дать  местному  бюджету, к примеру, порядка 700 тыс. сом., добыча  гранитных  блоков (дан  расчет) - порядка  5 млн сом. Если полезное  ископаемое  еще и перерабатывается, учитывается фактический чистый доход, от него исчисляются  платежи.

      Платежи имеют особенности в  зависимости от видов  ископаемых (ртуть, золото, редкие металлы и  др.).

      Разнятся ставки за удержание  лицензии в зависимости  от  того, ведется ли поиск, разведка или  разработка  месторождения. Учитывается и размер  территории, на которой  хозяйствует недропользователь: чем  она  меньше, тем скромней  платеж. Установлен порядок,   интенсифицирующий процесс  освоения недр. Так, размер ставки  платежа, уплачиваемого  при  поиске полезных ископаемых, на каждый  год, следующий  за пятым  годом, увеличивается  на  50 процентов.

      Пару лет  описанные  здесь  порядки действуют, и уже  привели к некоторой  нормализации взаимоотношений  недропользователей с коренными  обитателями горной  глубинки. Раньше те зачастую просто  перекрывали этим дорогу, не  пропуская тяжелую геологоразведочную технику на  территорию сельской  управы. Теперь взаимопонимание  растет.

      Недропользователь  привыкает  платить в бюджет  области, района, сельской управы. Хорошая  привычка?

      Вопросы, тем  не  менее, остаются. Указ Президента КР "Об объявлении 2015 года Годом  укрепления национальной экономики" требует  "определения  прозрачных и понятных правил во взаимоотношениях бизнеса, государства и  общества". Бизнес, как видим,  даже  на  первом  плане! Но читаешь и пытаешься понять  мудреные схемы платежей  недропользователя и  берет  некоторое  размышление. Что  же  мы  ждали  двадцать с лишним  лет?  От  той  поры, когда  лицензия  на  пользование  недрами стоила в  Киргизии 300 сомов, "инвестору" без больших формальностей предоставлялась масса  ценнейшей геологической  документации, до того, в советскую пору, секретной.

      Требование к инвесторам-недропользователям поднимать  инфраструктуру логично, раз  хозяйничают на  местности, то  и  должны себя  чувствовать хозяевами, а не визитерами. И если  бы все  это  внедрялось в пору максимального постсоветского интереса зарубежных предпринимателей к нашим  недрам, быть  бы  многим селам агрогородами. Но "инвесторы" быстро  диверсифицировали интересы. Где попало вели  дороги, рубили арчу. Везли в свои вигвамы туристов. Устраивали  охотничьи туры. И оставили нам на  память  калейдоскопы ликвидированных фирм, а то и крупные иски  за  мелкие  обиды. Теперь интерес к недропользованию скромен, а в такой обстановке надо  бы его поощрять.

      Плата за недропользование  известна с советских времен. Предполагалось  при  отработке  запасов ископаемых пополнять бюджетные ресурсы геологоразведки. Но ни  геологи-поисковики, ни разведчики  этих средств так и не увидели. Отрасль  живет старым  багажом, прирост запасов  невелик.

      Недра Кыргызстана - государственное  достояние. Представляется логичным, чтобы  платежи за недропользование концентрировались в госбюджете, а не  распылялись по местным. К недропользованию отнесены и поиски, разведка  месторождений. Таковые  затратны, а платежи в бюджет, по финансовой  логике, идут с доходов.

      По  логике   действующих  правил, собственниками  недр  фактически  признаются области,  районы, сельские  управы. Но  тогда почему  бы  им не  разрешить  брать  плату и с большегрузных фур  на  больших  дорогах? И тогда  не станет… перекрытия  дорог.

      При переходе на двухуровневый  бюджет (фактически  это два  вида  бюджета: государственный и местный) предполагалось каждому  определить свои  доходы.  Фактически  же  начинается  перекачка средств госбюджета в местные. Да, возможна их поддержка, коль скоро идет их становление. Однако смогут  ли  сельские управы  без  горных  инженеров разобраться  в специфике отрасли? Не  обведут  ли  их вокруг  пальца  олигархи? К Кумтору, и  то есть вопросы…

      Впрочем, УП от 31.12.2014 г. оптимизирует ситуацию. С целью  “определения  прозрачных и понятных  правил во взаимоотношениях  бизнеса, государства и общества" предусмотрено улучшение  бизнес-среды и инвестиционного климата.

      Это  жизненно важно  и  для  юга Кыргызстана, где  освоение недр имеет обширные перспективы.

      Владимир Мякинников.

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить