Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD15/1258.710.4364
EUR15/1269.40.0605

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • Калифорния могла стать русской…

      2014-05-230701В апреле этого года исполнилось 250 лет со дня рождения графа Николая Петровича Резанова - яркой личности екатерининской эпохи российской истории.

      В московском театре "Ленком" более двадцати лет с большим успехом идет рок-опера Алексея Рыбникова и Андрея Вознесенского "Юнона" и "Авось". Она посвящена романтической истории любви испанки Кончиты Аргуэльо и графа Николая Резанова, отправившегося в Калифорнию за продовольствием для русских на Аляске на бригах "Юнона" и "Авось". Как считают американские историки, если бы не преждевременная смерть графа, то Калифорния вполне могла бы быть сегодня русской.

      Николай Петрович Резанов родился в Петербурге в 1764 году в обедневшей дворянской семье. Получил хорошее домашнее образование, знал пять иностранных языков. Как и было положено дворянину, поступил на военную службу. За "статность, сноровистость и красоту" оказался в Измайловском лейбгвардии полку. По слухам, тому способствовала сама Екатерина II. Во время ее поездки в Крым, Резанов, которому тогда было 16 лет, отвечал за безопасность императрицы. Позже, в результате дворцовых интриг, он надолго отправился в Псков. Однажды его неожиданно вызвали в столицу и назначили начальником канцелярии у вице-президента Адмиралтейства-коллегии графа Ивана Чернышева. Затем Резанов служит обер-секретарем правительствующего сената. В то время ему было поручено составить "Устав о цехах" и учредить раскладку поземельного сбора в Санкт-Петербурге и Москве. За эту работу его наградили орденом Св. Анны II степени и пансионом в 2000 рублей в год.

      Казалось, фортуна снова улыбнулась ему, но тогдашний молодой фаворит Екатерины Платон Зубов счел Резанова своим опасным конкурентом и спровадил соперника в Иркутск. Ему была поручена инспекция деятельности компании Шелихова - русского Колумба, основателя первых русских поселений в Америке. Инспекция закончилась тем, что Резанов женился на дочери Шелихова, Анне Григорьевне, которую горячо полюбил.

      Вскоре Шелихов умер. Николай Петрович стал совладельцем его огромного капитала. Из Санкт-Петербурга дошли вести о смерти Екатерины II. Резанов поспешил в столицу. Новый император Павел согласился с его предложением о создании на основе капиталов покойного Шелихова "Российско-американской компании", пайщиками которой стали и члены императорской семьи. Сам Резанов - уже граф, камергер двора, кавалер ордена Мальтийского креста, командором которого был сам Павел. Однако эти успехи Резанова омрачила трагедия - его обожаемая Аннушка умерла от родовой горячки. На ее могиле безутешный муж велел выбить надпись: "Здесь погребена правительствующего сената обер-прокурора и кавалера Николая Петровича Резанова супруга Анна Григорьевна, урожденная Шелихова. Родилась 1780 года февраля 15 дня. Переселилась в вечное блаженство октября 18 дня 1802 года, оставя в неописанной горести мужа ея с малолетними детьми Петром одного года и трех месяцев и дочерью Ольгою двенадцати дней". О своей жене сам Резанов писал так: "Восемь лет супружества нашего дали мне вкусить все счастие жизни сей как бы для того, чтобы потерею её отравить наконец, остаток дней моих…" Безутешный вдовец готов был бросить все и удалиться в деревню. Но новый император Александр I в отставку его отправить не пожелал, а назначил его первым российским посланником в далекую Японию для налаживания торговли между двумя странами.

      Посольство было решено отправить на кораблях "Надежда" и "Нева" вместе с первой русской кругосветной экспедицией под командованием адмирала Ивана Крузенштерна, который в свое время не был осведомлен о миссии Резанова,и его особых полномочиях, и между моряком и сухопутным графом с важной дипломатической миссией возникли достаточно напряженные отношения, которые впоследствии были ликвидированы и между сторонами наступило перемирие. Наконец, в сентябре 1804 года "Надежда" и "Нева" оказались в акватории Нагасаки, но в гавань им не разрешили войти и корабли бросили якоря в заливе. Самому Резанову все же дозволили сойти на берег, предоставили для проживания роскошный дворец и велели ждать ответа от императора. Ответ последовал только через полгода: микадо принять посланника отказался, заявив, что с Россией торговать не собирается и потребовал, чтобы русские корабли немедленно покинули Японию. Миссия Резанова провалилась. Из Санкт-Петербурга пришло новое указание - провести инспекцию русских поселений на Аляске. Прибыв на место, Резанов обнаружил, что русские колонисты голодают. Несмотря на обилие рыбы, у них не было хлеба и овощей. Продукты им везли через всю Сибирь, и они нередко приходили испорченными. Резанов купил два судна "Юнона" и "Авось" и отправился с ними в Калифорнию за продуктами, заодно установить торговые отношения с испанцами, которым в то время принадлежала эта плодородная территория.

      В марте 1806 года "Юнона" бросила якорь в заливе Сан-Франциско. Испанцы были в то время союзниками Наполеона, французы в любой момент могли начать войну, а потому русских встретили без восторга и в поставках продовольствия поначалу отказали. Вот тут-то граф Резанов и проявил свои дипломатические способности и природное обаяние. Ему удалось расположить к себе губернатора Верхней Калифорнии Хосе Арильягу, а также коменданта крепости Сан-Франциско Хосе Дарио Аргуэльо. Потеп-лению отношений способствовало его знакомство с донной Марией де ла Консепсьон Марселлой Аргуэльо, или попросту, Кончитой - дочерью коменданта, что и стало основой сюжета поэмы Андрея Вознесенского, а затем и мюзикла. По воспоминаниям современников, Кончита отличалась жизнерадостностью, ослепительной улыбкой, гибким станом и природной добротой. Доктор Георг Лангсдорф, личный врач Резанова, так описывал ее в своем дневнике: "Она выделяется величественной осанкой, черты лица прекрасны и выразительны, глаза обвораживают. Добавьте сюда изящную фигуру, чудесные природные кудри, чудные зубы и тысячу других прелестей. Таких красивых женщин можно сыскать лишь в Италии, Португалии или Испании, но и то очень редко…"

      Неудивительно, что через некоторое время Николай Петрович сделал девушке предложение. Потенциальному жениху было уже 42 года. К тому же Кончита была католичкой, а Резанов православным и для брака необходимо было разрешение двух церквей. Кроме того, для графа - еще и от императора, а для Кончиты - от самого Папы Римского. Вот как это прокомментировал доктор Лангсдорф: "Все-таки надо отдать справедливость обер-камергеру фон Резанову, что при всех своих недостатках он все же отличался большими административными способностями. И не все человеческое ему было чуждо. Можно было бы подумать, что он уже сразу влюбился в эту молодую испанскую красавицу. Однако ввиду присущей этому холодному человеку осмотрительности, осторожнее будет допустить, что он просто возымел на нее какие-то дипломатические виды…" И, тем не менее, помолвка состоялась. Не исключено, что родителей испанки соблазняла мысль породниться с вельможей из могущественной России. А вот девушка влюбилась в русского красавца, как говорят в народе, по уши.

      Благодаря дипломатической миссии Николая Резанова, продукты для Аляски стали привозить на российских кораблях в огромных количествах. В июне Резанов покинул гостеприимную Калифорнию, загрузив для русской колонии на Аляске солидные запасы продовольствия: 2156 пудов пшеницы, 351 пуд ячменя, 560 пудов бобовых. При отъезде Николай Петрович обещал юной Кончите скорое возвращение. Но все было не очень просто. Не зря говорят: "Человек предполагает, а Бог располагает". После продолжительной поездки по России и выполнения заданий, Резанов простудился, заболел и больше не встретился со своей возлюбленной.

      Историки отмечают чрезвычайную разносторонность познаний интересов Николая Петровича. В своем путевом дневнике он записывал абсолютно все: от природы посещаемых земель, людей и изучения их обычаев, до изучения перспектив развития увиденных территорий и возможные выгоды их освоения для России.

      Для переговоров в Стране восходящего солнца он начал учить язык страны и даже составил "Словарь японского языка" и "Руководство к познанию японского языка". Находясь в Калифорнии, Резанов заговорил еще и по-испански. Вельможа и государственный муж, он становится еще и хватким коммерсантом, прекрасно разбирающимся в конъюнктуре рынка. Он, быть может, стал первым, кто понял и задумал осуществить на практике идею о русских владениях в Калифорнии, понимая великое будущее этого континента.

      В то время территории, лежащие севернее Сан-Франциско, в соответствии с соглашением, подписанным Англией, Испанией, Россией, считались свободными. Резанов понял, что Испания тяготится своими колониями в Северной Калифорнии и готова вести переговоры об их дальнейшей судьбе. Он писал директорам "Российско-американской компании": "Мало-помалу может простираться далее к югу, к порту Сан-Франциско. В течение десяти лет до той степени можно усилиться, что и калифорнийский берег всегда иметь в таком виду. Чтоб при малейшем стечении обстоятельств можно было б его включить в число российских принадлежностей. Гишпанцы весьма слабы в краю сем". По инструкции Резанова правитель Русской Америки Александр Баранов отправил отряды своих людей на юг для отыскания подходящего места. В 1812 году место нашли, и под командованием Ивана Кускова приступили к строительству поселения. Получилась небольшая крепость и несколько домов за ее пределами. Население составило около сотни русских промышленников и горстка алеутов-охотников. Крепость назвали Форт Росс.

      Американский адмирал Ван Дерс позднее не без основания утверждал: "Проживи Резанов на десять лет дольше, и то, что мы называем Калифорнией и Американской, Британской Колумбией, было бы русской территорией".

      В сентябре 1806 года граф добрался до Охотска, наступили холода, грязь, ехать дальше было опасно. Николай Петрович иногда спал прямо на снегу, простудился, провалялся в горячке 12 дней. Измученный, ослабевший Резанов упал с лошади, его довезли до Красноярска, где он умер 1 марта 1807 года.

      В прощальном письме Резанов писал: "Патриотизм заставил изнурить все силы мои с надеждой, что правильно поймут и надлежаще оценят; я плавал по морям, как утка, страдал от холода, голода, в то же время от обиды и еще вдвое от сердечных ран моих".

      Как рассказывают, Кончита осталась верна своему жениху из далекой России. Она его ждала, каждое утро ходила на мыс, садилась на камни и смотрела на океан. Сейчас на этом месте стоит опора знаменитого моста "Золотые ворота", а когда девушка узнала о смерти своего возлюбленного, решила уйти в монастырь, где умерла в 1857 году.

      В 2000 году в Красноярске на предполагаемом месте захоронения Резанова (могила при церкви в советские времена была утрачена) на Троицком кладбище поставили памятник - белый крест, на одной стороне которого написано: "Николай Петрович Резанов. 1764 - 1807. Я тебя никогда не увижу", а ниже: "Мария Консепсьон де Аргуэльо. 1791 - 1857. Я тебя никогда не забуду". Сюда приезжал шериф города Монтеррей, где умерла Кончита и развеял над могилой Резанова горсть земли с могилы Кончиты, обратно увез горсть красноярской земли - для нее.

      Фор Росс долго переходил из рук в руки, и в конце концов, стал туристическим объектом. До наших дней сохранились дом правительства, часовня, угловые башни и бойницы для пушек. Одна из трех возвышенностей, вокруг которых расположен Сан-Франциско, жемчужина Калифорнии, называется Русским холмом. Севернее расположен городок Себастополь, то есть, Севастополь. Так что благодаря графу Резанову у России вполне мог быть своего рода еще один цветущий Крым и еще один Севастополь на другом конце света.

      Ну, а дотошный читатель спросит: "А что же стало с кораблями "Надежда" и "Нева"? Эти корабли под командованием капитанов Ивана Федоровича Крузенштерна и Юрия Федоровича Лисянского успешно завершили свое первое кругосветное путешествие. Русские люди побывали в заморских краях, узнали о быте других народов, показали себя.

      В истории зафиксирован любопытный факт: Крузенштерн и Лисянский произвели на жителей Страны восходящего солнца такое впечатление, что стали персонажами японских гравюр. Во время трехгодичного плавания русские моряки показали всему миру, что они превосходные мореходы, добросовестные исследователи, обогатившие науку новыми географическими открытиями. Во время этого плавания систематически проводились астрономические и метеорологические наблюдения, определялась температура слоев воды, делались промеры глубин, наблюдения за приливами и отливами, т.е. экипажи выполняли настоящую научную работу, дали толчок к развитию новой науки - океанографии.

      Сегодня на паруснике "Крузенштерн" курсанты мореходных училищ проходят свою первую практику в управлении парусным судном.

      С. Макаревич

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить