Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD24/1158.460.5439
EUR24/1169.180.2247

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • Шамиль

      2014-05-160795Полувековая Кавказская война, борьба кавказских племен с регулярными войсками царского самодержавия во все времена привлекала внимание историков, самый широкий круг лиц. Эпизоды боевых действий, жизнеописание их участников, героизм горцев и русских солдат, сочувствие к тем и другим нашли отражение и в произведениях русских классиков, и военно-исторических повествованиях, и в мемуарах.

      Субъективно  захват Кавказа, подавление национально-освободительного  движения носили  реакционный  характер, но  объективно  присоединение края к  России было явлением прогрессивным. Как свидетельствуют источники,  борьба горцев против царского самодержавия, колониализма,  безусловно,  препятствовала  политике подавления, ассимиляции, угнетения, но само  движение  было  неоднозначным. Были в нем  интересы  знати, субъективно  реакционные, объективно  направленные  против собственного  народа.

      Предводитель горцев Шамиль  был  одаренным человеком, мужественным, чистым, по-своему справедливым. Ведя аскетический  образ  жизни (иначе, очевидно, и  быть  не могло), он в то же время был жестоким, упрямым и политически слепым, закрепляя феодально-патриархальные нормы и принципы.

      Шамиль был третьим имамом Дагестана и Чечни. Первым был Гамзат-бек, вторым - Гази-Магомед. Шамиль  был  просвещенным человеком, занимался изучением  юридических наук, собирал  интересные книги, имел  неплохую библиотеку. Как  говорят  редкие  источники, которые стали  появляться в  постперестроечное время, имаму Шамилю импонировало  философствование, вступление в полемику с правоверными. Так в  одной  беседе  он сказал своему собеседнику: "Нечестивый  друг и помощник подобен  змее, которая платит  укусом  даже  тогда, когда ее  ласкают. Власть, как  и  жизнь, дается временно. Есть  многое, что может разрушить ее. Правителю  не подобает презирать  доблесть человека,  хотя  бы  незначительного по сану, ибо  даже  ничтожный  может стать  великим  и почитаемым".

      Интересен  такой  момент  из  жизни Шамиля. На Кавказе  ожидался приезд императора Николая I. Барон Розен получил специальное  предписание убедить Шамиля предстать  перед его  императорским величеством. Для ведения переговоров с имамом  барон Розен назначил генерала Клюки фон Клюгенау. Этот генерал, служивший  на Кавказе много  лет, окончил в Тифлисе специальную  школу, где преподавали кумыкский и аварский языки. Он свободно говорил по-аварски.

       - Имам, - сказал Клюгенау, - важная причина  заставила  меня пойти на переговоры. В Дагестан приезжает царь. Командование его войск  просит  тебя выйти к императору  навстречу со своими мюридами  и со своим  народом. Он возвеличит  тебя  и назначит  правителем  твоего края.

       - Я не нуждаюсь  в милости вашего царя. Авторитет правителя и власть прочнее, когда его  избирает  народ, - ответил Шамиль.

      …Власть  имама Шамиля в 1840 году признали все аулы Большой и Малой Чечни. Даже  представители местной  знати, которой царское  наместничество присвоило военные  звания, повысило в чинах и выделило  средства на содержание, являлись к Шамилю.

       - Прими  нас, - говорили  они, - мы откажемся от чинов, привилегий и  денег. Клянемся Аллахом служить  тебе  верой и правдой.

      Это  было  торжественное  шествие имама к селам Чечни. Это  была  победа. Необходимо  отметить, что  имамом  Шамиль стал, когда ему  было 18 лет. За  это время  на Кавказе происходила частая смена генералов Российской империи. Ему  приходилось вести войну с генералами  царской армии Кохановым, Фезе, Граббе, Врангелем, Пулло, князем Бековичем. Генерал Пулло, в одной  из стычек с Шамилем, чтобы  избежать кровопролития  местного населения, взял в  заложники старшего сына Шамиля Джамалутдина, которому  было четырнадцать  лет и которого потом  отправили учиться в Санкт-Петербург.

      Воевал Шамиль с генералами Гурко, Аргужинским, министром Чернышовым, графом Воронцовым, который был  наместником царя на Кавказе и руководил всем югом России, Кугельманом, Кобуловым, Евдокимовым, Лазаревым  и др. Война Шамиля на Кавказе  длилась  25 лет.

      По  заключениям  исследователей  жизни  и  борьбы Шамиля, в нем  отмечена  мудрость в оценках происходящего. Любил  он давать советы и наставления своим  сыновьям. Особенно он  заострял внимание  на  нравственных аспектах. Он  говорил: "Многие от природы злы и  завистливы, а некоторым свойственна  и  жестокость. Но, несмотря  на  эти  людские пороки, есть  три  пути к  достижению уважения  и признания. Первый - это  путь  правды. Справедливость  и честность, проявленная  даже  по  отношению к врагу, заставляет его преклониться, если  он наделен  даром мышления. В правде  надо  быть стойким, как  эти  горы. Властитель  должен  быть  немногословен, но красноречив. Красноречивый восхищает непроизвольностью и красотой слов. Второй  путь - путь  добра  и  щедрости. Всякий  разумный  должен стремиться к добру, отгоняя вред.

      Третий  путь - любовь   к  ближнему. Устами  пророка сказано: "Люби  ближних, храни верность родственникам, если  даже  они  причиняют тебе  горе".

      Сложна  и  многогранна  деятельность правителя. Он  должен  знать  все   и всех, не  открывая себя  до конца. Правящий  должен  избежать  общества бесчестных  и  глупцов. С первыми  он  должен  быть  жесток, ко вторым - снисходителен. Один  из сыновей Шамиля Гази-Магомед постоянно восхищался  глубокими познаниями отца и с большим  интересом и усердием заучивал  наизусть его мудрые  наставления.

      Шамиль  был  женат  пять  раз  и имел девять  детей, которых очень  любил. Когда  бывал  дома, ласкал  их, угощал сладостями, рассказывал  им сказки.

      Интересно сложилась судьба старшего сына Шамиля - Джамалутдина, взятого в заложники царским  генералом. Он  был  переправлен в Россию. В Петербурге  он получил светское воспитание, окончил кадетский корпус и впоследствии  служил в Польше в Варшаве. Так как  он с детства был  оторван  от  родных и  близких ему людей, Джамалутдин  душой привязался к  чужой  стране и  народу, от которого видел  только хорошее. Он часто думал, привыкнет  ли  он к своему  истинно  родному краю. На  груди  он  носил  золотой крестик, который подарила ему русская  девушка Ольга Оленина - воспитанница  пансиона  благородных  девиц.

      Император Российской империи Николай I благоволил к Джамалутдину и  по-отцовски  опекал его. Когда  пришла  депеша от наместника Кавказа князя Воронцова, Николай I сказал: "Настало время, когда  ты должен возвратиться в горы. Я  любил  тебя, как  родного сына, уверен в  твоей  преданности мне  и  русскому народу. Ты унаследовал мужество, совесть  и  природный ум своего  отца. Я  дал  тебе  блестящее  образование, светское воспитание и сделал  отличным  офицером. Мне  очень  тяжело расставаться с тобой. Я  знаю, что  тебе  будет  трудно в этой  глуши, которой  еще  не коснулась европейская цивилизация, но  там  твоя  родина, твой  народ. Ты возвращаешься к отцу, породившему тебя".

      И  действительно, поездка  на Кавказ  была новым испытанием для Джамалутдина. Он силился вспомнить  отца, мать, но не мог. Россия стала  для  него второй Родиной.

      Приехав на Кавказ, он узнал  о скорой кончине императора Николая I. Для  него это известие стало большим ударом и тяжелой  потерей. Сын  мечтал о примирении отца с российским   императором. Когда  Джамалутдин вернулся  на родину, ему  было 27  лет, он  был  полон  надежд, планов, но его мечтам  не суждено  было сбыться. Он  был  тяжело  болен  чахоткой, по  дороге  простудился и вскоре умер. Перед смертью  он просил  отца о  примирении с русским  императором, но отец  был  непреклонен. После смерти сына он  много молился, и однажды ему привидился сын, который  опять просил его  о перемирии с русским  государем. После  этого у Шамиля наступил  перелом в сознании, и  он  решил сдаться  русским  генералам и  сложить  оружие. В 1859 году он явился к полководцу Лазареву со своими  мюридами (преданными воинами). Шамиль подошел к фельдмаршалу Барятинскому,   отстегнул  от  пояса  шашку и, протягивая ее главнокомандующему, с достоинством сказал: "Возьмите.  Двадцать  пять  лет  тому  назад народ, избрав  меня  имамом, опоясал  ею,  благословляя на войну. Пленнику не удержать меча  отныне".

      Участь Шамиля  зависела  от царя. Семья Шамиля  была  отправлена в Петербург. Русское  правительство с большим  вниманием  отнеслось к судьбе Шамиля и его многочисленной семье. Фельдмаршал Барятинский  преподнес в дар его женщинам золотые украшения, а самому Шамилю  подарили соболью  шубу и  коляску. Император Александр II  подарил ему белого  коня, отметив с сожалением, что примирение  не  произошло раньше, при  жизни  Николая I и  Джамалутдина.

      Шамиля и его спутников   поселили в  комфортабельных номерах  гостиницы "Знаменская". На  другой  день к парадному подъезду гостиницы подкатила роскошная карета с шестеркой лошадей. Когда вышел Шамиль, его восторженно  приветствовала разодетая  толпа. Карета  подъехала к Зимнему дворцу. Лакеи в ливреях распахнули  двери парадного подъезда. Царские сановники  и генералы вышли  навстречу Шамилю. По мраморной  лестнице, устланной  дорогими коврами, он поднялся  наверх. Там  он встретился с императрицей Марией Федоровной. Он склонил голову перед старой царицей  и впервые в своей  жизни поцеловал руку женщины. Царица выразила  искренние соболезнования по поводу смерти его сына Джамалутдина. Она  отметила, что это  был чистый, высоконравственный  юноша и примерный  офицер, и что ее   покойный  муж Николай I души  в нем не чаял, любил, как родного сына, несмотря  на  то, что человеком  был строгим.

      В Петербурге "пленники" жили несколько месяцев. Каждый  день  их знакомили с достопримечательностями столицы. В то  же  время, по  распоряжению  царя, им  подыскивали место  для  постоянного проживания. Придворные  медики, наблюдавшие  за состоянием  здоровья  южан, считали, что  сырой климат Петербурга  окажет  на  них неблагоприятное влияние и  наиболее удобным  местом для них будет  город Калуга, куда  частенько выезжала  на  отдых  престарелая царица-матушка.

      Перед выездом в Калугу Шамиль пожелал попрощаться с императором Александром II. Император  принял его с почетом. Он отстегнул  от своего пояса шашку в золотых  ножнах и подал Шамилю. Тот  поблагодарил царя и сказал, что  сохранит ее, как  лучшую  память о вечном  мире. Императрица Мария Федоровна преподнесла  женам  и  дочерям имама золотые украшения, усыпанные  бриллиантами, а  самому Шамилю подарила  изумрудные и рубиновые четки.

      Проводы Шамиля  превратились в триумфальное  шествие. За каретой  имама  двигалась вереница разных  экипажей.  В Калуге для  него был выбран шикарный особняк, куда он поселился со своими  приближенными. Император Александр II подарил ему  шикарную карету с прекрасными  рысаками. По-прежнему к ним в дом  приходило много гостей, чтобы посмотреть  на красивых  жен и  дочерей  имама. Шло время, суровый климат Калуги  отразился  на  здоровье ссыльных  дагестанцев. Заболела чахоткой красавица невестка Каримат и вскоре  умерла. За  нею последовала любимая  дочь Шамиля Нафисат. Глава семейства  тяжело  переносил потерю  близких. Он все  больше  и  больше  уединялся, предаваясь  печали  и молитвам. Он чувствовал свою скорую кончину и выразил желание умереть  русским  подданным, присягнуть на верность  русскому царю и в его  лице  русскому  народу. Прошение  было  доставлено в Петербург. От имени царя последовал ответ  военного министра Милютина, в котором выражался восторг  и восхищение благородным поступкам Шамиля.

      В Калуге в торжественной  обстановке была  принята  присяга Шамиля, а копия  была  отправлена царю. От Александра II, вместе с множеством подарков последовало  ответное  письмо, в котором император  благодарил Шамиля  за  превосходный ум, умудренный  опытом  познания, и принятие  разумного решения. Император  был уверен в искренности  и верности Шамиля.

      После  мягкого кавказского климата российские  холода пагубно отразились на семье Шамиля. Семнадцать человек умерли в Калуге. В связи с этим Шамиль  был  перевезен в Киев, где  теплее и  мягче  климат. Старший сын Шамиля Гази-Магомед был  назначен губернатором Казани. Младший сын Магомед-Шафи был  принят  на службу в личный конвой его императорского величества.

      Через  несколько  месяцев после  поселения в Киеве состояние  здоровья Шамиля  резко ухудшилось. Заветной  мечтой  этого  глубоко верующего в Аллаха человека, было совершение паломничества в  Мекку и Медину. Он написал  прошение  царю, чтобы ему  было  разрешено с  женами  и  детьми  совершить  хадж к священным местам  мусульман.

      Это  было в начале  1870 года, Шамилю  шел 74-й  год. Император удовлетворил просьбу имама. Поездка  намечалась  на весну. Правительство  отпустило значительную сумму денег Шамилю и его семейству для совершения  паломничества.  Шамиль поехал в Анапу, где его с семьей  посадили  на  пароход, следовавший  до Стамбула. Турецкий султан Абдубул-Азиз был рад встрече с великим  имамом. Затем  он совершил  хадж, как совершают его простые  люди.

      Кааба - это  огромная четырехугольная площадь, обнесенная тесным строем белых колонн. Полы святилища выстланы огромными каменными  плитами. Посреди  храма  бьет источник Зем-Зем. В одну  из стен  замурован  огромный черный камень, упавший с неба. Шамиль с толпой  паломников семь  раз  обошел вокруг святилища и семикратно поцеловал священный камень. Из Мекки Шамиль  переехал в Медину, где  был  похоронен пророк Мухаммед. Там  находилась  старинная мечеть, в которой  молился посланник Аллаха. Когда владыка Дагестана и Чечни очутился под сводами священного  храма, он прочитал: "О, владыка мой!  Если мои намерения, старания и усилия  перед верой  твоей чисты и найдут  одобрение твое и твоего посланника,  то  не удаляй  меня со священной земли и соседства с прахом  лучшего из святых. Дай  мне умереть  возле  храма, ибо я  предвижу конец своего  пути".

      Три  дня  и три  ночи  он молился в мечети Медины. На четвертый  день  он вернулся  домой  ослабший с  бледным,  спокойным  лицом. Через  день Шамиль скончался. Перед смертью он сказал спокойно: "Поистине, мы все  от  Бога, к нему и возвращаемся". Имам Шамиль был похоронен на кладбище Дженнет-Аль-Баки, где  находится  могила  пророка Мухаммеда.

      Гази-Магомед, похоронив отца, вернулся в Россию, но вскоре  был  отпущен царем в Стамбул, где  поселилась  любимая  жена Шамиля Шуанат. Младший сын имама Хаджияв, вернувшись в Дагестан, собрав  земляков, в мельчайших подробностях  рассказал всем  обо всех почестях, заботе  и внимании, которыми  окружали русские  люди Шамиля и его семейство.

      "Поистине, русские  люди наделены Аллахом лучшими качествами добродетели и щедрот  да  будет с ними  мир", - так восклицали потомки Шамиля.

      Мы, дагестанцы,  следуя  лучшему примеру нашего имама Шамиля, должны жить с русским  народом в дружбе и согласии, предав  забвению старую вражду, ибо многие  земные  блага могут изойти  от добрососедства. Свобода - не  религия, существует  не сама по себе, свобода  обретается в союзе с соседями. С братьями по  духу, мировоззрению. А мировоззрение общечеловеческое - жить в дружбе и согласии.

      Н.Базарбаева, ветеран труда.

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить