Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD26/0700
EUR26/0700

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • "Письма с фронта" Андрея Снесарева

      2014-05-0601334Станут ли когда-нибудь "Письма с фронта" Андрея Евгеньевича Снесарева одной из наиболее известных в мире книг о любви и верности? Все литературные предпосылки для этого есть. Пока тому мешает недостаточная известность этих "писем". Были невнятные их журнальные публикации, более полная - в российском "Военно-историческом журнале" в 2003-2004 гг. И вот, наконец, отдельное издание (Москва, "Кучково поле", 2012), со скромным, по прежним советским масштабам, но теперь довольно обычным тиражом (2 тыс. экз.). Для читательского внимания необходимо, чтобы имя автора уже было хотя бы на слуху. Усилиями историков, публицистов, но больше - энергией потомков А.Е. Снесарева, этот ученый-энциклопедист, видный геополитик и ориенталист возвращается нам из почти полного забвения.

      Даже после постсталинской официальной реабилитации его (в 1958 г.) мы долго пытались, но никак не могли вспомнить это некогда громкое имя - Андрей Снесарев. Цензура тщательно выпалывала его из любого текста, к середине 60-х прополка такая становилась не нужна. И все же… в 1965 г. В.Дудник и Д. Смирнов в связи со столетием со дня рождения вдруг почтили ученого статьей в этнологическом журнале "Народы Азии и Африки” (в №1). Видимо, на какой-то срок эти авторы были монополистами на все, что касалось А.Е.Снесарева, потому что статья на ту же тему "Вся жизнь науке" в "Военно-историческом вестнике" (№2, 1965) опять-таки принадлежала им. Далее последовал ледниковый период брежневщины и, даже учитывая, что реабилитация ученого уже состоялась, издателям сборника статей "Андрей Евгеньевич Снесарев (жизнь и научная деятельность)" явно приходилось преодолевать инерцию забвения, чтобы напомнить о выдающемся деятеле науки, герое Первой мировой войны в столь далеком теперь от нас 1973 г…

      Как не покажется странным, и ретивая цензура иной раз давала промашку. Снесарев возникал вдруг, почти рядом с И.Сталиным, в изданной в 1937 г. повести А.Н.Толстого "Хлеб", посвященной обороне Царицына красными в гражданскую войну, но как собирательный образ военного спеца прежней форма-ции, зануды и формалиста. Биографы (например, Виктор Будаков) начинают теперь долбать этот персонаж, доказывая, что с реальным Андреем Евгеньевичем он ничего общего не имел, взята советским классиком лишь фамилия. Да, это так. В год выхода "Хлеба" (в связи с этим своим позором Алексей Николаевич отстаивал право писателя на "творческую неудачу") А.Н.Толстой, возможно, встречал иной раз А.Е.Снесарева в подмосковной электричке, всегда в сопровождении кого-нибудь из родственников (выпущенный из сталинских лагерей в 1934 г. Андрей Евгеньевич страдал тяжелым нервным расстройством), но старик в линялой командирской гимнастерке без знаков различия вряд ли привлекал его внимание. Дело в том что "своего" Снесарева литературный классик наделил в повести "мясистым носом". А, поскольку, многочисленные снимки Андрея Евгеньевича сохранились, каждый и сегодня может убедиться, что нос у того был не римский, а греческий, т.е. прямой и тонкий.

      Еще одно упоминание об А.Е.Снесареве в большой литературе пока никем некомментировалось, мы здесь делаем это впервые. Речь о внезапном появлении и столь же быстром исчезновении некоего Снесарева в знаменитейших "Других берегах" Владимира Владимировича Набокова, писанных сначала по-английски, а затем самим автором переведенных на русский. Вот этот момент: "Однажды (года точно не помню, вероятно, 1911-й или 12-й), "Новое время" заказало какому-то проходимцу оскорбительную для отца статью. Так как ее автор (некто Снесарев, если память мне не изменяет) был личностью не дуэлеспособной, мой отец вызвал на дуэль редактора газеты Алексея Суворина, человека, вероятно, несколько более приемлевого в этом смысле. Переговоры длились несколько дней…"

      Память не изменила Владимиру Владимировичу: его отец Владимир Дмитриевич был ярым англоманом, а именно А.Е.Снесарев постоянно нападал на британскую колониальную политику в несколько консервативных изданиях. Но и В.В.Набоковым Андрей Евгеньевич ославлен понаслышке. Он, безусловно, не был "каким-то проходимцем", а в дни, когда Владимир Владимирович мог, будучи еще мальчиком, встречать его на улицах Санкт-Петербурга (1905-1910 гг.) - подполковником генерального штаба ( с 1910. - полковником). "Недуэлеспособным" делала его военная служба, разрешение на дуэль он должен был просить у начальника генштаба, оно было маловероятно. Владимир Дмитриевич (Набоков-отец) - вельможа, вступив в партию конституционалистов-демократов, продал придворный мундир. Возможно, не хотел драться на дуэли с поповским сыном (отцом А.Е.Снесарева был православный священник). Примета времени былого: главным редакторам газет нередко приходилось с дуэльным пистолетом в руках отстаивать честь своего издания. Были ли жертвы? История умалчивает…

      Примета нашего времени. Советский комментатор сочинений В.В.Набокова (О. Дарк) - специалист достаточно эрудированный, объяснив в 1990 г. (год завершения набоковского четырехтомника) ряд имен и реалий, упомянутых в "Других берегах", проскочил мимо Снесарева, хотя тогдашние конфликтные взаимоотношения В.Д.Набокова и А.Е.Снесарева просились в комментарий. Случись дуэль, молва разнесла бы имя дамы, из-за которой случился сыр-бор. Дамой сердца Владимира Дмитриевича была, увы, Великобритания, что несколько неприлично русскому вельможе. Вельможа, увы, погряз в политике. Ну, а Андрей Евгеньевич всю жизнь, и в довоенную пору, и в испытаниях Великой войны, и при последующей службе в Красной армии, и на сталинских Соловках оставался верен России…

      Что-то из сказанного здесь, но и многое другое читатель найдет в двух предисловиях (генерал-полковника В.Чечеватова и военного историка, профессора И.Даниленко) к тому "Писем с фронта". Их временные рамки: 26 июня 1914 г. (отправлено из пограничного Голосково на западе Украины, в бытность А.Е.Снесарева начальником штаба 2-й казачьей сводной дивизии) - 14 марта 1918 г., Андрей Евгеньевич на ту дату начальствует в 159-й пехотной дивизии.

      Адресат "Писем с фронта" чаще всего (за несколькими исключениями) супруга Андрея Евгеньевича Евгения Васильевна, урожденная Зайцева, с которой он, напомним, был обвенчан 12 ноября 1904 г. в ошском храме Архистратига Божия Михаила. Подпись в письмах обычно "Ваш отец и муж Андрей". Начало ХХ века эпистолярно, связь между родными и близкими почтовая. Отвечали Андрею Евгеньевичу и жена, и дети, и тесть с тещею (именуемые им в переписке "дорогие папа и мама", родителей он к тому времени уже лишился).

      Однако фронтовая обстановка мало оставляла возможностей для хранения личного архива, таковой не сохранился, а родные свою часть переписки сберегли.

      "Письма с фронта. 1914-1917" (1918-м датировано единственное письмо) изданы при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы "Культура России". Издание подготовлено во взаимодействии с Комиссией при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Выход его в свет - событие не только интеллектуальной, но и официальной жизни.

      История Великой войны претерпела, увы, такую оптическую аберрацию, что представала перед нами сплошной мутью. Несколько необычным выглядит с целью восстановления истинной картины тех судьбоносных событий издание сугубо личных посланий. Но эффект явно есть. С одной стороны, не все послания А.Е.Снесарева, дослужившегося на Юго-Западном фронте до генерал-лейтенанта, пересылались через почту, что-то передавалось с оказией, надежными людьми, в таких случаях удавалось и в немногих строках сказать многое. К этому добавим, что между супругами существовала большая душевная близость, понимались и намеки, и недоговорки. Хорошо зная особенности цензуры военного времени (не исключено, что сам и создал, еще до войны, для нее инструкции), Андрей Евгеньевич в тексте писем умело обходил ее препоны.

      Личные мнения, оценки, не всегда возможные как публичные, придают дополнительную ценность этим документам эпохи, которые из-за обилия упомянутых в них лиц и событий уже высоко оценены как достоверный исторический источник.

      В связи с наступающим столетием описанных событий (дата начала Великой войны - 1 августа 1914 г.) нам предстоит шаг за шагом и день за днем сопутствовать выдающемуся полководцу и ученому Андрею Евгеньевичу Снесареву, его родным и близким, углубляясь в содержание его "Писем с фронта".

      Владимир Мякинников.

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить