Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD26/0556.070.2042
EUR26/0563.01-0.0913

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • Мой младшенький

      2014-03-160517Будто пришла весна, проросли зелень и показались свернутые ростки тюльпанов. Чуть набухли почки на ветках миндаля.

      Подтаивали последние, оставшиеся в тени домов и под деревьями рыхлые холмики грязного снега, растворяя копоть, сажу и всякую грязь в поры земли.

      Вдруг - сутками дожди, вслед - крупная  жесткая крупа отдающего желтизной снега, потом - ленивые хлопья.

      А наутро - все сызнова: крыши под покровом снега, сосульки, снова капель  и жесткий, скрипучий наст под ногами…

      Почти весь январь прошел в капели,  по ночам звездное небо рисовалось четче, а я не могла поднять голову…

      Я ведь так доверительно тянула руки к каждой звездочке, я молила о спасении моих детей и добрых людей вокруг меня…

      А они знали, что меня ждет,  и мерцали, как всегда.

      Ушел мой сын, ушел так, как говорил, - без шума и суеты, никого не тревожа…

      С 1 февраля пришла морозная, снежная зима.

      Но, казалось, жизни больше нет и она мне не нужна, но я и моя семья  выражаем огромную благодарность всем, кто поддержал нас в часы и дни скорби. Кто поддерживает нас все эти два месяца  и по сегодняшний день.

      Мы благодарим одноклассников, однокурсников и друзей Сейдиля, которые, не считаясь с расстоянием, со временем, посчитали необходимым быть рядом с нами.

      - Он был лидером, он никогда не оправдывался, брал на себя даже чью-то вину. Никого не предавал, никого не подставлял, никого не сталкивал.

      Он был нашим светом, нашей совестью. Стоило ему появиться с улыбкой: "Ну, что же ты…", - и все разрешалось само собой…

      Труса, подлеца  не обзывал трусом, подлецом, а говорил: "Как жаль, что он такой". Хотя, занимавшийся вольной борьбой и каратэ,  мог поставить на место каждого зарывающегося…

      С каким достоинством держался он в любой ситуации… Он никогда не унижался - ему удавалось убеждать, а глаза всегда подтверждали правдивость его слов…

      Так говорили друзья, соседи, а я размышляла, размышляла, насколько позволял мне мой неусыпный мозг. И вспоминала отрывки.

      Умерла  его  одноклассница Наташа.  Попросив у моего отца - своего дедушки - ненужные трубы, арматуру, он  два дня  и две ночи сваривал  ограду для ее могилы. Его воспаленные глаза затекли и на "скорой" пришлось доставить в глазное отделение областной больницы. В конце дня он вернулся. И с виноватой улыбкой. Он никогда не просил прощения, но его улыбка возмещала все за причиненное беспокойство и незапланированную суету.

      Очень любил общаться со старшим братом.

      Во дворе ли, в гараже ли, пострижка овец, уборка куриного помета, разгрузка сена, комбикорма, угля, дров, гуза-пайи или отгрузка строительного мусора, базар - самое главное - старший брат, чтобы рассказывал новое и был рядом. Ему ничего не давал делать - почитал его, как всех нас, старших, в доме.

      Сестренку боготворил. Еще в детстве, просмотрев "Невероятные приключения итальянцев в России" он ей говорил и по дороге в детский сад и обратно, что она должна и обязана быть такой умной, сообразительной, водить машину и обязательно выходить победительницей  в невероятных ситуациях, как в жизни главной  героини этого фильма.

      Единственно, он не переносил несправедливость, от кого бы она ни исходила. И свое мнение говорил, глядя в глаза. За это ему мстили.

      Его  внешность тоже не раз становилась причиной недоразумений.

      - Надо же, особый я какой-то, - смеялся он, объяснившись с очередным милиционером.

      Мой сын страдал за друга, нечаянно в зимних сумерках сбившего женщину, и вместе с ним ходил и проведывал ее в больнице.

      Он целую неделю не спал, услышав, что его однокурсник сорвался в Нарын.

      Он страдал за всех попавших в больницу родственников, или попавших в какие-то  жизненные казусы друзей и близких.

      Он ни к кому не выдвигал претензий или обвинений. Никого ни в чем не упрекал.

      Оскорблять не умел и только жалел злых, потому что он сам безгранично любил людей.

      По жизни неподдельно страдал от предательства, лицемерия.

      Было около шести утра, я готовилась к утренней молитве и зашла в спальню сына просто так…

      А там - жуткая тишина…  7 января утром его не стало.

      "Скорая" уехала.

      Родственники были в пути. Брат, сестра и его жена в Москве - там еще ночь. Дочь его - моя внучка  в гостях на каникулах.

      Моего младшенького сына я прижимала  к себе и не могла поверить даже после вердикта врача, что у моего сына остановилось сердце. Он же был таким сильным, жизнелюбивым, оптимистичным, щедрым ... Мой младшенький сын, с которым мы занялись уборкой дома, пытаясь "задобрить чистоплотную Лошадку", всю неделю новогодних каникул говорил, говорил, что человек должен  осознать свои ошибки настолько, чтобы их не повторять. Отпустить тех, кто навредил, забыть обиды. Не брать в голову проклятия и оскорбления кого бы то ни было - слабость и отсутствие мудрости человеческой - это не их вина. А нам урок, чтобы не теряли мы умных и достойных.

      - Что ты мне преподаешь эти уроки? - сказала я.

      - Потом поймете, - был ответ и очень ясный взгляд. 

      - Я не смог по жизни поддержать, защитить вас ни как сын, ни как юрист, но  Я  ТУДА  донесу истину, - сказал мне  сын 6 января утром и улыбнулся.- Разберусь. Что за затяжные проклятия предков и что за прорехи, которые не под силу нам залатать… Это ненормально, когда годами хотите быть услышанной,  вымолить спасение и спасителя, а к вам в его обличье  идут и идут  отщепенцы - один изощреннее другого и их боятся другие, которые могли бы поддержать. Молитвы всегда сильнее дьявольских козней - так обещано свыше.

      - Что за речи, что за отчаяние, что за сомнение, - так и села я на порог комнаты, полы которой домывала.

      Я не подумала в то время, что мой сын хочет облегчить мою жизнь.

      Изможденная попытками искусственного дыхания, неоднократной беготней на дорогу, где все еще не было "скорой" и возвращением к сыну с надеждой на чудо, теперь, прижав сына к груди, я вспоминала его детство…

      Была одна из летних отрадных ночей, когда звезд высыпало видимо-невидимо,   и идущая ночь, томным беззвучным гулом  накрывавшая сумерки,  вдруг заблистала от оранжевого сияния выплывшей полной луны.

      Была одна из певучих летних ночей, когда шла тягучая "спевка" верещаний кузнечиков и кваканья лягушек.

      Была одна из летних ночей с настоявшимся разливом запахов трав и  цветов.

      По пустынной дачной дороге, не спеша, рулил велосипедом взрослый мужчина - наш папа.

      За ним - на трехколесном, восторженно мчится сыночек.

      За ними бегу я.

      Наши вытянувшиеся тени довольно забавно "плясали"  по краю  обочины.

      Сын приостанавливается, потом и вовсе  останавливается.

      - Папа, папочка, потише. Мама за нами не успевает. У ней слишком тяжелые волосы, - кричит сынишка (они так быстро выскочили из дома, что я не успела волосы собрать узлом).

      - Мы же договорились: без остановки до перекрестка. Я же командир.

      - А я - папин сыночек и мамина радость.

      - Убедил, - останавливается отец.

      Отец пересаживает сына на свое сиденье, я, нагнувшись, веду велосипед сына, доходим до перекрестка и возвращаемся.

      Сын, глядя в небо, говорит:

      - Почему улетают звезды. Они тоже уходят в темноту, как люди? - и заплакал.

      - Ты что,  парень? - говорит растерянно отец.

      - Мне жалко. Жалко и людей, и звезды…

      - А ну,..- Отец, перебросив сына на спину, "поскакал", покрикивая:

      - Чу, чу, вот какая лошадка у моего сына, - и они помчались… Я с двумя велосипедами, напуганная, шла им вслед.

      Через несколько дней мы поехали на самый дальний наш приемный пункт "Саз". Красивые отгонные пастбища - джайлоо, очерченные шумными прозрачными реками, утопающие в пестрых коврах зелени  и цветов, были уже недалеко.

      Дорога дальняя, пыльная сменилась на божественные пейзажи.

      Находясь на заднем сиденье, сын обнял отца за шею:

      - Папочка, вам не жарко?

      -Тебе хочется пить или искупаться?

      - Мне так жалко вас, папа. Вам надо попить и искупаться. И мне тоже.

      Отец, многозначительно улыбаясь, посмотрел в мою сторону и присмотрел удобный спуск к реке.

      Отец с сыном, постепенно привыкая к холодным потокам, начали купаться.

      - Смотрите не простудитесь и без ангины,  - говорила я с берега.

      - Здесь никто не заболеет. Идите к нам, - звал меня сын.

      - А мама - трусиха, - утверждал отец.

      Вдруг на другом берегу реки сын заметил разверзнутую красную расщелину.

      - Какая рана, как больно этому холмику. Плохо, когда гора сломатая, - заплакал сын и побежал ко мне. - Она такая красная, ей так больно, - все плакал он.

      - Она уже заживает. Видишь, уже трава проросла. С вершин потоки, ручьи нанесут землю, песок, семена цветов, и станет она ровной, цветной горой, - успокаивала я.

      Самой тяжелой песней для нашей семьи стала "Я у бабушки живу".

      Когда начинались строки "У меня братишки нет, у меня сестренки нет", сынишка требовал  немедленно привезти старшего брата из Оша и  "достать" сестренку во что бы то ни стало.

      - Я сам буду ее в садик водить, в школу провожать и ее куколок наряжать.

      И очень часто приводил в гости по ватаге ребятишек, убеждая их разуваться у порога, угощал их, показывал "мультики" по видео, потом пытался сам наводить порядок в доме.

      Действительно, перевели старшего брата из ошской школы в джалал-абадскую, родилась сестренка, и он с такой гордостью представлял их в детском саду.

      И впоследствии, действительно, младший, после отъезда старшего на учебу, исполнил все, что обещал сестренке  еще до ее рождения, - и куклы наряжал, и на шее относил в садик и обратно приводил. И в спортзал, где учился борьбе, с собой водил. Он очень хотел, чтобы девочка могла защищаться.

      С 11 лет он начал меня защищать - в один день поседел вместе со мной. И  впервые начал драться, чтобы не говорили плохо обо мне.

      Мы переехали в Ош.

      Мои родители, видимо, пытаясь отринуть, низвергнуть все напасти, прошумевшие над нашей семьей, стали зазывать в гости всех родственников, по разным причинам отдалившихся друг от друга. Родными они стали тогда, когда мой старший дядя, контуженным вернувшись с фронта из-под Курска, собрал всех осиротевших детей родственников  своей жены и они выросли с моим отцом.

      Прием гостей шел по кругу и в доме моей родной тети. Увидев дочь одного из них, мой младший сын сказал своему старшему брату, чтобы он срочно женился на ней. Сказал он об этом моим родителям и мне. Сыграли свадьбу.

      Года три спустя летом на каникулы мы всех детей отвезли в горы ко второму родственнику. Мой сын впоследствии выбрал в жены ту, которая постоянно играла с его сестренкой. Прошло несколько лет и он открытым текстом заявил:

      - Я очень хочу жениться. Ей уже 18.

      Друзья, ездившие  на обряд сватовства, ругались, что его выбор в таком отдалении.

      Много они пережили за 17 лет,  но растили дочь в огромной любви и заботливости.

      Мои родители благословляли  младшего внука и денно, и нощно - он носил их на себе, когда они болели.

      Обогреватели,  люстры, утюги, чайники, лопаты, топоры, ножи, водяные и канализационные трубы, огород,  баня - все  принимало положенный вид и работало на дом.  Всегда было достаточно дров. И это при том, что диплом юриста защитил в свое время на "отлично".

      Мой сын очень много читал, потом записывал свои выводы о жизни.

      Каждая мать  молит о сыне добром и внимательном, любящем и сострадательном.

      Мой младшенький знал  обо мне все, и он любил меня со всеми моими страданиями, разочарованиями, болью, унижениями, упущениями, ошибками. Он не терпел иронии надо мной, клеветы.

      Ни слова обвинения, упрека и злорадства. Он многомудро видел все. Распознавал далекую, широкую, высокую и низменную подпольную суть происходивших событий со мной. Он  был рядом со своей поддержкой, и я твердо стояла. Ибо мой младшенький сын защищал меня, страдая сам.

      Каждая женщина молит о любви. Мой сын временами включал песню Александра Серова "Я люблю тебя до слез…" и давал послушать своей жене.

      Он волновался за старшего брата и сестренку - он пытался с ними связаться при любом "веянии"  какого-либо предчувствия. Он желал здоровья и добра всей нашей многосторонней и многочисленной родне.

      А друзей любил, часто вспоминал и будто, прощаясь, обошел всех и переговорил со всеми. Благодарил их всегда.

      Из записей моего сына Сейдиля:

      - Сиротство, одиночество не только формирует навыки и характер: не остается ничего, как становиться сильным.

      - До сих пор не пойму, почему я уцепился за Дейла Карнеги - это же книга преждевременных людей. Иначе понимали бы мотивы моих поступков.

      - Все препятствия и не такие уж железобетонные, если им противопоставить единый кулак умных доброжелателей.

      - Миллиардам людей на земле дана жизнь, а зов кровной взамовыручки дан единицам. Так что надо просто идти навстречу людям с человеческим сердцем.

      - Что такое болезнь? Остановка, которая дарит тебе ясновидение и понимание изнутри смысла виражей жизни.

      - Стоит пешком пройтись до "Ошского района", Шайит-Тобо, по берегу Ак-Буры, по паркам нашим, подняться на Сулайман -Тоо - и понимаешь: кроме Оша, мне ничего не надо.

      - С  удовольствием смотрю, как "колдует" и точит мастер мои ножи, топоры; с какой любовью смотрит повар на извивающиеся полоски лагмана, зазывая  прохожих; с какой готовностью отвешивают мне мясо или рис, лепешки или мед, мандарины или яблоки - и мы узнаем уже друг друга. Мы - город памяти  друг о друге…

      - Зачем быть в какой-то толпе лишь прохожими?!

      - Бог наказывает только за подлость и плохо, когда простые люди приносятся в жертву. Верю, что наш город больше не допустит прошлых ошибок!

      - Я благодарю Бога и судьбу за все. 

      Салима Шарипова

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить