Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD28/0456.97-0.6576
EUR28/0462.17-0.6612

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • Выше всего - быть матерью

      Из второй дополненной книги "Белые лебеди в черный день…"2013-05-190718С фамилией Мадумаровых связаны мои лучшие воспоминания с самого начала моего приезда в Ош.

      Зиеда МадумароваОшский горком комсомола, управление культуры и много других областных организаций находились в длинном одноэтажном здании, где в настоящее время стоит памятник Ленину.

      Садык Мадумаров - начальник управления культуры огромной Ошской области - был фигурой заметной, на хорошем счету в областной иерархии, с ним считались, спрашивали его мнения.

      Если поначалу я просто здоровалась с Садыком Мадумаровичем (не по годам стройным и подвижным, тем более, в мои 24 года люди под пятьдесят были уже старыми, а, судя по обращению моего отца к нему, он был старше и его), то после моего внезапного перевода из горкома комсомола в Ошский облисполком, вышесказанную характеристику оценила в полной мере.

      Комиссия по делам несовершеннолетних - эта должность была весьма неожиданной и еще "неосвоенной". Узких специальностей и профессий в партии не существовало, и я после длительного пребывания в Москве, осваивала азы нашего смешанного союзного менталитета здесь.

      Мне надо было работать с прокуратурой, правоохранительными органами, горкомом и обкомом комсомола и с молодежью вообще.

      На заседаниях отдельных придирчивых членов комиссии, любящих кромсать мои справки и проекты постановлений, останавливал Садык Мадумарович, а иногда некоторые казусы в шутку переводил заведующий областным отделом народного образования области Тутан Саткыналиев.

      Представляя меня остальным 9 членам областной комиссии по делам несовершеннолетних, эти два ветерана указали на два моих качества - воспитанность и знания.

      Потом я слышала, что они оба по отдельности вхожи к Султану Ибраимову, не зависимо от председателя облисполкома, в ведении которого находились их организации, и их кредит доверия дорогого стоил для каждого.

      Так что с первых дней я оказалась под защитой почтенных аксакалов.

      Помню о моей комсомольской идеологической активности Садык Мадумарович, оказывается, походатайствовал перед Тамарой Хакимовой - заместителем председателя облисполкома и председателем комиссии по делам несовершеннолетних с просьбой о моем участии в официальном открытии Ошского киргизского драматического театра, назначенного на 15 февраля 1975 года.

      ...В театре Садык Мадумарович меня ждал. Сказал, как и кого встречать и кому "передавать". Я на ходу запоминала. Пытаясь забыть тяжелый разговор со своей шефиней, стараюсь проглотить ком негодования. Но вот пришли мои комсомольские коллеги, потом появились приехавшие из районов и я подводила к ответственным, которые дальше уводили в зал, показывая их места. Потанцевала с артистами узбекского театра (тогда назывался именем Кирова).

      Открытие киргизского театра стало запоминающимся событием в жизни области, а для меня особенно.

      Прозвучали Гимны Советского Союза и Киргизской ССР. Прослушали прекрасный обстоятельный живой доклад Султана Ибраимова. Потом он объявил о готовности к сдаче дома для артистов театра тут же неподалеку, чтобы им было удобно за пять минут приходить на работу в театр.

      Короче, первый секретарь выполнил свои обещания, когда весь их выпуск пригласил из Москвы.

      Вручил грамоту именитой певице из Токтогула Шахре Талиповой и постановление на получение автомобиля "Москвич" композитору Токону Эшпаеву.

      А ведь всем отмеченным деятелям культуры в тот день не было еще и 25. Участники актива области ликовали.

      А я еще и радовалась тому, что в театре работают наши московские друзья - Акылбек Абдыкалыков, Тынар Аманов, Марат Алышпаев, Назира Мамбетова, Дуйшен Байтобетов, Шайырбек Кыдырмаев. В заключение этого дня участникам актива была представлена их программа, с которой они выступали в составе вновь созданного ансамбля "Мин кыял" под руководством Рахмана Салмаматова.

      И московская школа сцены была налицо.

      Здесь я еще раз мысленно поблагодарила Султана Ибраимова и Садыка Мадумарова за ту радость соприкосновения к наглядному прогрессу в культуре.

      Ночью же долго не могла уснуть, вспоминая слова первого секретаря Ошского горкома партии Ильяса Касендеевича, когда при снятии с партийного учета зашла именно к нему:

      - Вы - инженер с московским опытом. Ставя вас на учет в нашу партийную организацию, мы хотели подготовить кадр для такого большого города, как Ош. Нельзя так опрометчиво прыгать с места на место. Это - мой совет на будущее. И подписал карточку.

      - Ладно. Познавайте новую сферу. Надеюсь, вы уже были у Валентины Прокофьевны?

      Я кивнула головой, подтверждая, что со вторым секретарем горкома партии Дергаусовой, которая стала инициатором моего трудоустройства как молодого коммуниста в комсомоле, а не на Ошском молочном комбинате - я попрощалась.

      Так и ушла.

      А теперь, написав заявление, вспоминала тот тяжелый разговор.

      Наутро зашла к Тамаре Хакимовне.

      Поздоровалась и положила на стол свое заявление.

      - Доченька, - начала она мягко. - Нашим женщинам было очень тяжело пробиваться на общественном уровне. И все равно их мало.

      Султан Ибраимов ведет очень доброжелательную политикудля нас. И мы так рады, что ты появилась у нас.

      Михаил Радомский (помощник председателя облисполкома Т.Х. Кошоева) прямо зачитывается твоими справками и твоими предложениями. Мы на уровне руководства думаем о твоей достойной карьере. Для тебя нет ничего нового, все получается легко, потому я решила тебя построже держать… А главное - это семья. Пережив много сама, я никогда не допускаю, чтобы хоть одну девушку, женщину кто-то унижал, обижал, или тем более оскорблял…И все - таки считаю, что надо зубами держаться за дом и семью.

      Я посмотрела в глаза Тамары Хакимовны и увидела столько печали и незримых слез:

      - Об этом я наслышана много, и даже о том, что заступившись за колхозницу, гаечным ключом вы избивали тракториста в Сузаке. Причем с восторгом такое рассказывают мужчины, - улыбнулась я.

      - Вот как? - неподдельно и доброжелательно удивилась Тамара Хакимовна.

      - Мне больнее всего было, что я в вас ошиблась. Ну, да ладно. Вы будто договорились: мне и мама, и Валентина Прокофьевна, а теперь и вы говорите о том, чтобы зубами держаться за семью. Мою семью может разрушить только смерть кого-то из нас или же предательство мужа, а так я не мыслю себя, сына и будущих детей без него. Я люблю его, скучаю, считаю дни - через два месяца он защитит диссертацию, приедет. Если бы сыночек не заболел, мы бы не разлучались…

      - Вот и хорошо, что мы как подруги поговорили с тобой. А, если тебя отметил и Садык Мадумарович - это хорошо. Смелый и честный человек. Продолжай так жить. Отстаивай себя в любой ситуации. Не привыкай к унижениям. А заявление порвем?

      Я кивнула головой.

      Тамара Хакимовна вскоре пошла в отпуск, а после летней сессии она была переведена на другую работу, и я стала работать со вновь избранной Антониной Ивановной Колесниковой.

      Мой муж защитил диссертацию, некоторое время поработал тоже в сельхозотделе облисполкома, потом мы уехали в Джалал-Абад.

      1980 год. Я уже четвертый год работала на Джалал-Абадском молочном комбинате; после многих коллизий и трудовых столкновений с моими разоблачениями былых неурядиц в качестве заведующей производством (и я все-таки спасла мастера), мне было поручено внедрение комплексной системы управления качеством продукции.

      Государственная комиссия по нашему городу официально признала внедренной КСУКП на заводе штепсельных разъемов - это был немного засекреченный титан промышленности и на мебельной фабрике.

      На нашем молочном комбинате, в адрес которого было неимоверное количество замечаний и по качеству, и по ассортименту, зачастую это зависело от поставщиков молока - сырья, предприятий торговли, от фондирующих организаций - думать даже о КС УКП считалось преждевременным. Но я разработала 20 стандартов предприятия - они были приняты нашим проектно-конструкторским бюро, и один - совместный с нашим главным поставщиком - Октябрьским винсовхозкомбинатом, подписанный его знаменитым директором Николаем Порощаем. Этот СТП был узаконен республиканским Центром стандартизации и метрологии за подписью ведущего специалиста Людмилы Саяпиной, и даже был издан престижный информационный листок.

      Теперь под руководством Любови Сергеевны Погорельской - ответственного специалиста республиканского министерства мясной и молочной промышленности за разработку и внедрение КСУКП, мы пригласили руководителя Центра стандартизации и метрологии по Джалал-Абадской зоне.

      Пришел заместитель директора Мадумаров Шавкат Садыкович.

      Мы, после обхода всего предприятия, представления необходимых документов по описи, фотографий стендов на наших предприятиях в Токтогуле, Караване, Шекафтаре, Кочкор-Ате, Базар-Кургане, напряженно ждали решения главного лица.

      - Ну, а как вам видится перспектива безобразных поставок и внедрение внушительной системы КС УКП? - с некоторой ухмылкой заметил Мадумаров.

      - Только издеваться не нужно, - сказала я. - Есть издержки. Трудно всем, но, слава Богу, никого за годы моей работы мы не отравили. Хотим же как лучше.

      Но, видя, что лицо нашего гостя стало напряженным, вмешалась Любовь Сергеевна и стала приводить убедительные доводы, что политика партии и правительства направлена на улучшение производственной и перерабатывающей деятельности предприятий через новое видение, через новые шаги к росту производительности труда через качество.

      Шавкат Садыкович посмотрел на нас, потом мы переговорили с директором Арстанбеком Ысмановым, который пообещал свести к минимуму факты недовольства потребителей и подписал Государственный акт принятия комплексной системы управления качеством продукции на Джалал-Абадском молочном комбинате.

      Попрощавшись с важным гостем, я зашла в свой кабинет и просидела в кресле, отрешенно глядя в окно.

      - Вот вы где. Что же вы с дегустации сбежали? - говорила Любовь Сергеевна.

      Весьма обаятельный этот человек - Мадумаров Шавкат Садыкович. И образование, оказывается, он в центре получил. И русская речь очень грамотная - хвалила Любовь Сергеевна.

      - Досталось вам, Любовь Сергеевна - две недели мотаетесь с нами.

      - Самое главное, что есть результат.

      - Уже второй раз меня спасаете. Спасибо , - сказала я. - Поедем домой. Что-то вкусное приготовлю, отметим этот результат.

      И вдруг меня осенило.

      - Как? Шавкат Садыкович Мадумаров? Да вы что? Так он же сын Садыка Мадумарова, - ожила я.

      - Извините, хотя я не понимаю причины, но очень рада за ваше нынешнее хорошее настроение. И вправду, Поедем. Действительно, подустали, - поддержала меня Любовь Сергеевна.

      У нас так было принято: в Джалал-Абаде она жила у нас, и, если приезжала надолго, по выходным я возила ее к сестрам в Кызыл-Кию, или мы ездили с моим мужем и детьми на шашлыки в Узбекистан или в зону отдыха. А во Фрунзе я жила у нее дома.

      Мы отметили завершение двухлетней работы, наутро я позвонила Шавкату Садыковичу и поблагодарила за поддержку.

      5 декабря 1980 года после нашего траурного собрания по факту гибели Султана Ибраимова, Шавкат приехал сразу в мой кабинет.

      Мы были ровесниками и понимали, что произошло нечто страшное и это так просто не остановится. О

       

      О том, что страны нашего рождения и детства не станет, мы почувствовали почти на десять лет вперед…

      Через четыре года, работая заместителем директора молочного комбината, на все областные совещания агропрома, облисполкома и обкома в Ош ездила я.

      В Кок-Янгакском торге появился заядлый жалобщик по всем инстанциям, который, не исполняя положенных новых постановлений, требовал по-старинке доставки продукции нашим транспортом и привел некие факты "переотоваривания" фондов и якобы с умышленными целями. Такие обвинения в то время тщательно исследовались и карались в случае чего.

      Директор конфликтовать, как всегда, не хотел, отсылая меня.

      После очередной разбираловки с ним, я поехала с намерением любым способом поставить точку в затянувшемся конфликте.

      Встреча была у Абдыманапа Мамырова - заместителя председателя облисполкома.

      Жалобщик не приехал, но зато там сидел директор Ошской базы "Мясомолторга" Омор Сулейманович, весь "состоявший из законных фондов".

      И вскоре зашла, как представили, Зияда Садыковна Мадумарова из управления торговли области.

      Это была очень красивая женщина, с большими умными глазами и мягким убедительным голосом.

      Абдыманап Мамырович с ходу перешел в наступление: почему мы не хотим обслуживать шахтеров славного Кок-Янгака?

      Я показала союзный документ, на основании которого Кок-Янгакский торг должен продукцию вывозить сам.

      - У нас нет лишней машины, нет дополнительного лимита бензина и другого горюче- смазочного материала, не предусмотрено министерством, - отпарировала я.

      - А фонды ведь передаете, - только начал Омор Сулейманович, я даже не дала ему договорить.

      - Директор наш делает это, только согласовав с вами. Да и то по некоторой схеме взаиморасчетов.

      Абдыманап Мамырович взорвался:

      - Вы думаете спускаться на землю? Будете делать так, как того требует Кок-Янгак.

      - Какой-то нервный писака важнее всех законов? Пожалуйста, этот ваш приказ дайте письменно.

      А насчет фондов - люди не могут съесть даже того, что производят сами... У нас ведь так…

      Здесь вмешалась Зияда Садыковна, тихо и мягко обратившись к Омору Сулеймановичу:

      - Надо, наверное, помочь разобраться по каждому конкретному случаю. А в данном случае я уверена, что нет злоупотреблений.

      Она смотрела на меня очень выразительно и сочувствующе.

      Опять, только в дороге, меня осенило, что Зияда Садыковна Мадумарова - дочь Садыка Мадумаровича.

      А с положением дел по существу нашей встречи у Абдыманапа Мамыровича позже разобрались, и справедливость была на моей стороне.

      С 1990 года я встречаюсь с Зиядой Садыковной на многих мероприятиях и всегда отмечаю ее ровное достойное поведение.

      Она из таких редких красивых женщин, которые совершенно естественно выходят замуж за любимых мужчин, совершенно естественно растят благополучных детей, совершенно естественно формируют порядочный круг общения и остаются хорошей дочерью, хорошей сестрой и делают соответственно рангу хорошую карьеру. Совершенно естественно на сегодняшний день в ее семье 4 детей и 11 внуков…

      Не громко, не шумно, но всегда она бросается в глаза и всегда ее слушать приятно.

      Ибо такой влекущий облик, к которому хочется держаться поближе и притянуть побольше доверительной исцеляющей светлой энергетики.

      Из воспоминаний Зияды Мадумаровой

      - В 1973 году я ждала ребенка и в этом интересном женском положении была приглашена на собеседование к Султану Ибраимову.

      Была рекомендована на должность заместителя начальника управления торговли Ошской области по кадрам. Эта сфера была огромна, широкомасштабна и с разным уровнем качественных показателей соответственно главным показателям городов области. К тому же, к торговле в советское время порой относились с определенными штампами негласного неприятия. Волновалась, конечно. Но согласие на работу дала.

      Он так и сказал:

      - Народу живется тяжело. Война, разруха, восстановление страны. Многих честных и мужественных людей мы не дождались. Некоторые лихачи, пристроившись к нам, сделали свое дело. Народное доверие партия обязана восстановить во всех сферах.

      Торговля - тонкая и капризная сфера. Сегодня где-то что-то запретишь, торговля свернется и уйдет в нежелательные районы. Все знать и предвидеть. Готовить образованных и предприимчивых кадров - ваша задача. Прошу любить и жаловать новую вашу должность.

      Мне тогда исполнилось только 25, и, если пронаблюдать список кадров, выдвинутых первым секретарем обкома, то их возраст колеблется от 23 до 28 лет.

      Султан Ибраимович не боялся выдвигать молодежь, не боялся выдвигать семейных беременных женщин, не боялся называть все вещи своими именами.

      К слову сказать, и мой муж - Камилжан Кудайбердиев - его кадр: был выдвинут на комсомольскую работу.

      В 1976 году Султан Ибраимович в составе советской делегации побывал в Корее. Проходил областной актив по научно-техническому прогрессу в промышленности со всей положенной демонстрацией стендов, витрин, с выступлениями активистов, депутатов союза, республики, области и города, руководителей ведущих промышленных предприятий.

      Было принято обращение к труженикам, рабочим области.

      И в конце Султан Ибраимович, обратившись к участникам актива, попросил 15 минут времени, чтобы рассказать о своей поездке.

      Он говорил о трудолюбивом корейском народе, о предприятиях, где рождается прогрессивная продукция по последнему слову техники, об идеальной архитектуре городов.

      И как бы в продолжение, он сказал, что через Ак-Бууру будут построены современные мосты, а вдоль арыка, который превратится в канал с "упакованными берегами" за Ак-Буурой будет проложен проспект с односторонним движением транспорта в разных направлениях по обеим берегам канала.

      А там ведь такая скученность домов была, мы и не поверили. Но появился же этот мост у Дома быта и появился нынешний проспект Масалиева, который раньше назывался проспектом 50-летия нашей страны.

      Проницательным он был. Новую идею трактовал настолько доходчиво, что тут же появлялось много единомышленников. И столько ответственного уважения к креслу своему, к своей личности нес Султан Ибраимов через свою высокую должность.

      Со всеми материалами и документами, касающимися кандидатур, выдвинутых на награждение государственными наградами, Султан Ибраимович скрупулезно знакомился лично. Это касательно всех структур и ведомств области.

      Причем, замечания делал очень тихо, по-отечески, и просил "доработать". Иногда были проблемы с раздражением и протестом с некоторыми из деятелей, которые по долгу службы обязаны были завизировать свое согласие на этих документах до первого секретаря обкома.

      Практически после подписи Султана Ибраимова ни один документ из Центрального комитета компартии нашей республики и ЦК КПСС из Москвы не возвращался. Людей награждали.

      Для меня с той поры и навсегда документальная точность, уважительная исполнительность при этом стали законом и моей должностной нормой.

      В какое-то лето так получилось, что мы с семьей и супруга Султана Ибраимовича Рева Касымовна с дочерью вместе отдыхали на Иссык-Куле.

      И для них никаких особых условий не создавали.

      Мы очень порадовались тогда, что своего первенца мы назвали Султаном.

      Выше всего в женском самоутверждении первый секретарь обкома считал утверждение в материнстве, потому, наверное, его первым вопросом при встречах с женским активом был вопрос: "Как дети?".

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить