Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD24/0556.56-0.0564
EUR24/0563.62-0.4476

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • Гуманистический пафос педагогики К. Д. Ушинского

      2013-04-060897Каждый народ, утверждал Ушинский, отличается от других народов своеобразием исторически сложившихся черт своего характера, языка и др. Эти исторически сложившиеся у народа особенности, склонности, потребности и составляют суть того, что им называлось народностью.

      В народности Ушинский видел то начало, на которое должно непременно опираться разумно организованное воспитание. В связи с этим всякую попытку представить систему воспитания одинаково для всех стран и народов он отвергал как несостоятельную и вредную. Только то воспитание, которое основано на народных началах, говорил Ушинский, "является живым органом в историческом процессе народного развития".

      Русскому народу присущи свои особенности. Главными из них он считал, во-первых, глубокое, веками испытанное чувство любви к своей родине, постоянную готовность, не щадя своих сил, защищать ее целостность и независимость от других государств. Во-вторых, - высокое чувство гражданственности, гуманизм. И, наконец, в-третьих, - богатство творческой энергии.

      На этих началах, выражающих, по мнению Ушинского, дух русского народа, и должно строиться в России обучение и воспитание. Перенесение же на русскую почву системы воспитания какого-либо государства лишило бы ее необходимой воспитательной силы. Идея народности в понимании Ушинского отличается глубоким демократизмом. Ушинский протестует против аристократически высокомерного отношения к народу, свойственного высшим слоям общества. Он высоко ставит и глубоко уважает простой народ, заявляя, что именно эта грубая, серая масса народа является "источником огромной творческой силы, гениальных неумирающих ценностей". Следующая черта, характерная для народности в понимании Ушинского, - это общественность. Ушинский был убежден в том, что народная идея воспитания требует широкой общественной атмосферы вокруг себя и не может быть осуществлена без привлечения самых широких общественных элементов. Ушинский писал: "Сам народ и его великие люди прокладывают дорогу в будущее: воспитание только идет по этой дороге..."

      Руководствуясь идеей народности, Ушинский пришел к выводу, что народное образование должно находиться в руках народа, а обучение детей осуществляться на их родном языке, который является самым ярким проявлением народности.

      Лишить же детей возможности обучаться на своем родном языке означало поставить их в ненормальные условия, лишить главного средства, обеспечивающего успешное развитие их духовных сил и способностей.

      Требуя создания для России своей, оригинальной системы воспитания, Ушинский был далек от проповеди национальной ограниченности и замкнутости. Он считал не только допустимым, но и необходимым ознакомление с передовыми достижениями в области педагогики и воспитания других стран, творческое использование зарубежного педагогического опыта в практике русской школы. Ушинский, однако, предупреждал, что наша школа может брать из опыта школ других стран лишь то, что является общим, а не специфически национальным (например, некоторые приемы обучения).

      Идея народности Ушинского, хотя и идеалистически трактуемая им (представление о народе как о чем-то целом, едином, приписывание русскому народу религиозно-патриархальных черт и др.), в свое время сыграла прогрессивную роль. Она в известной степени выражала протест народных масс против игнорирования правящими, реакционными кругами России их интересов и потребностей в образовании. Идея народности привлекала внимание общественного мнения к этим нуждам и потребностям, требовала привлечения народа к организации, управлению и руководству школой. Она выражала протест и против преклонения перед западноевропейской педагогикой и воспитанием, против тенденции правящих кругов строить систему воспитания России по образцу и подобию западноевропейских систем, в особенности прусской системы.

      В духе идеи народности Ушинским была создана исторически прогрессивная педагогическая система, охватившая все стороны обучения и воспитания подрастающего поколения. Особое место в этой системе занимают вопросы начальной народной школы.

      Всеобщее обучение

      Право на воспитание Ушинский рассматривал как естественное право каждого человека. Признавая главным средством воспитания обучение, он делал вывод, что обучение, по крайней мере, в начальной народной школе, должно быть всеобщим. Обучением должны быть охвачены все дети школьного возраста независимо от пола и положения, занимаемого их родителями в обществе.

      Попытку представителей реакционных кругов объяснить царившую безграмотность среди крестьян нежеланием самих крестьян учиться или их неспособностью к образованию Ушинский считал абсурдной. Причину безграмотности крестьян он видел главным образом в совершенно недостаточном количестве школ и в плохой постановке в них обучения.

      Ушинский полагал, что с передачей дела народного образования в руки самого народа недостаток в количестве школ будет быстро устранен. Народ при содействии "образованных лиц", по его мнению, создаст потребное количество школ.

      Задачи народной школы

      Ушинский считал, что задачи народной школы состоят в том, чтобы "развить способности детей, естественным путем раскрыть в них разумный взгляд на окружающую природу и общественные отношения и сделать их способными к самостоятельной разумной жизни и деятельности".

      Такие задачи требовали от школы не только сообщения учащимся разносторонних знаний и привития умений и навыков, развития способности к самостоятельному мышлению, но и воспитания в детях нравственных чувств и привычек, руководствуясь которыми, они могли бы правильно определить свое место в жизни, правильно строить свое поведение. Ушинский считал, что влияние нравственное составляет главную задачу воспитания. Причем важнейшими нравственными чертами, о воспитании которых обязана заботиться школа, он считал глубокую, непоколебимую любовь к своей родине и к своему народу, человечность, способность в любую минуту оказать внимание, помощь и поддержку ближнему и жажду полезной деятельности.

      Замечательно, что на первое место среди моральных черт личности Ушинский ставил патриотизм. Патриотизм он считал главной, ведущей чертой русского народа, той чертой, которая, по его выражению, "дает воспитанию верный ключ к сердцу человека".

      Ушинский считал, что намечаемую им образовательно-воспитательную задачу не в состоянии успешно решить ни одногодичная школа грамоты, ни двухгодичное приходское училище, существовавшие тогда в России. Для этого нужна школа с более длительным сроком обучения.

      Учитывая материально-бытовые условия крестьянских детей, Ушинский пришел к заключению, что посещать школу они смогут не более 4 лет, с 7-8 до 11-12-летнего возраста. Такой срок он и наметил для народной школы России и, ориентируясь на него, строил ее учебный курс.

      Учебный курс народной школы

      Ушинский предложил учебный курс народной школы в составе двух циклов: цикла элементарного (пропедевтического) и собственно начального (систематического) обучения.

      Крестьянский ребенок поступал в народную школу без всякой подготовки. Народная школа должна была прежде всего подготовить учащихся к систематическому усвоению отдельных предметов, т. е. вооружить их простейшими представлениями, понятиями, умениями и навыками. Такая предварительная подготовка и являлась задачей первого цикла учебных занятий. Для него Ушинский отводил первые два года начальной школы.

      Учебный план, разработанный Ушинским, включал наглядное обучение, письмо, рисование, детские творческие работы, чтение (с элементами географии, естествознания, истории), счет, рассказывание, пение, гимнастику. Первоначальное обучение должно строиться не на отвлеченных понятиях и словах, а на конкретных образах, не-посредственно воспринимаемых ребенком, т. е. на основе наглядности. Рассказы по кар-тинам надо вести с самого начала обучения, так как они развивают мысль и слово учащихся. Большое развивающее значение имеет объяснительное чтение, в процессе которого сообщаются знания по естествознанию, географии, истории. Не меньшее значение придает Ушинский пению, благодаря которому "несколько отдельных чувств сливаются в одно сильное чувство и несколько сердец  - в одно сильно чувствующее сердце". Основное внимание Ушинский сосредоточил на овладении родным языком. Родной язык он называл "величайшим народным наставником", при помощи которого "каждое новое поколение усваивает плоды, мысли и чувства предшествовавших ему поколений". Изучение родного языка в младших классах ни в коем случае не должно напоминать, предупреждал Ушинский, старого схоластического изучения языка, оторванного от того конкретного содержания, которое в языке выражается. К родному языку примыкает и то, что Ушинский называет "отечествоведением" (краеведением). Изучение родного языка должно строиться так, чтобы развитие речи ребенка протекало одновременно и в теснейшей связи с развитием его мысли, ибо "язык не есть что- либо отрешенное от мысли", а, напротив, есть органическое ее создание.

      Общая оценка роли и значения языка в общественной жизни дана Ушинским в его замечательной статье "Родное слово".Там он писал: "Язык народа  - лучший, никогда не увядающий  и вечно вновь распускающийся цвет всей его духовной жизни, начинающейся далеко за границами истории. В языке одухотворяется весь народ и вся его родина; в нем претворяется творческой силой народного духа в мысль, в картину и звук небо Отчизны, ее воздух, ее физические явления, ее климат, ее поля, горы, долины, ее леса и реки, ее бури и грозы  - весь тот глубокий, полный мысли и чувства голос родной природы, который говорит так громко в любви человека к его иногда суровой родине, который высказывается так ясно в родной песне, в родных напевах, в устах народных поэтов. Но в светлых, прозрачных глубинах народного языка отражается не одна природа родной страны, но и вся история духовной жизни народа".

      После родного языка на первое место в системе обучения Ушинский ставил естествознание. Он высоко ценил естествознание как предмет, при помощи которого у учащихся вырабатываются правильные представления об окружающем материальном мире. Естествознание Ушинский считал таким предметом школьного обучения, который вполне соответствует особенностям детского мышления  - мышления в основном конкретного. Естествознание, по его мнению, вполне отвечает и важнейшим дидактическим требованиям: идти от конкретного к абстрактному, от известного к неизвестному, от наблюдений к умозаключениям и т. д.

      В обучении естествознанию Ушинский находил широкие возможности для применения индуктивного метода, который  склонен был считать наиболее правильным, "естественным" методом. По поводу естествознания Ушинский писал: "Логика природы есть самая доступная для детей логика, наглядная, неопровержимая... Всякое физическое явление есть также превосходнейшее упражнение для детской логики. Здесь ребенок наглядно и практически усваивает логические понятия: причины, следствия, цели, назначения, выводы и умозаключения.

      Видную роль, как средству воспитания, отводил он труду. Ушинский считал, что только тот, кто трудится, сохраняет человеческий облик. Праздность же превращает человека в негодяя. Обязанность школы, по его мнению, - воспитать у детей любовь к труду, сознание того, что труд-необходимое условие разумной  и счастливой жизни человека.

      В курс начальной школы он включал также ознакомление учащихся с элементами религиозного христианского учения.

      Ушинский настаивал на том, чтобы во всей общеобразовательной школе, а в начальной в особенности, изучалось прежде всего свое национальное, родное: родной язык, природа своей страны, отечественная география, история. Не изучая своей родины, ее прошлого и настоящего, ее природных и иных богатств, языка и культуры своего народа, невозможно стать настоящим патриотом  своего Отечества, справедливо замечал  Ушинский.

      Ушинский разработал общедидактические основы, в соответствии с которыми  должен строиться весь процесс обучения в народной школе.

      Ушинский требовал строго учитывать возрастные и психологические особенности детей. "Педагогика, основанная на психологии, советует нам развивать душу человека сообразно с ее природой". Конкретизируя это общее требование, Ушинский считает, что в обучении должна быть обеспечена прежде всего посильность. Нельзя допускать, чтобы на ученика возлагались обязанности, под которыми погнулась бы его "слабая натура".

      Однако учебные обязанности ученика, предупреждает Ушинский, не должны быть и слишком легкими, настолько лёгкими, чтобы их нельзя было заметить. Слишком легкие занятия - плохое средство развития умственных сил ребенка, воспитания способности к серьезному труду.

      Обучение должно строиться на основе самостоятельности учащихся и развивать у них инициативу. Поэтому не следует опекать детей. Они должны по возможности самостоятельно работать, но учитель должен их этому учить и руководить ими. Школа должна давать достаточно глубокие и основательные знания.

      Прочность знаний учащихся Ушинский считал неотъемлемым признаком хорошо поставленного обучения.

      Прочному овладению знаниями, умениями и навыками, успешному развитию умственных сил и способностей детей содействуют постепенность, последовательность и особенно наглядность обучения.

      "В учении, - писал Ушинский, - должно всегда начинать от ближайшего и более известного и переходить к дальнейшему и менее известному". Каждую новую ступень в обучении, каждое новое занятие необходимо начинать, отправляясь от той ступени умственного развития и знания, на которой находятся дети в данное время, именно отсюда нужно вести их дальше, на следующую ступень.

      Учитывая психологические особенности детей, Ушинский с особой настойчивостью защищал наглядное обучение. "Дитя, - говорил он, - мыслит формами, красками, звуками, ощущениями вообще; отсюда необходимость для детей наглядного обучения, которое и строится не на отвлеченных понятиях и словах, а на конкретных образах, непосредственно воспринимаемых ребенком".

      Наглядное обучение у него предполагает ознакомление детей с предметами в натуре или при помощи моделей, картин и рисунков. Он рекомендовал возможно шире привлекать картинки на первых ступенях обучения: беседы с использованием вывешенных картин, устные рассказы и письменные сочинения детей по картинкам.  Картина оказывает весьма положительное действие как на учащихся, так и на учителя. Она мобилизует и организует их внимание, которое и есть та единственная дверь вашей души, через которую все, что есть в сознании, непременно проходит. Она "не только запечатлевает в памяти самый рассказ, но сдерживает самого учителя и группирует в голове ученика приобретенные им сведения". Мало того, картина напоминает учителю "то, что, может быть, он забыл бы рассказать". Ушинский отводил видное место изготовлению самими детьми простейших чертежей и рисунков (изготовить чертеж класса, в котором ведутся занятия, комнаты, в которой живет ребенок, и т. д.).

      Он подверг суровой критике догматические способы обучения, бессмысленное заучивание детьми букв, слогов, слов и т. д. Он требовал такой постановки обучения, которая обеспечивает осмысленное усвоение, понимание детьми самой сути изучаемого явления и предмета.

      Ушинский постоянно подчеркивал, что обучение есть не только познавательный, но и воспитательный процесс. Умение учителя в полной мере использовать в своем преподавании познавательные и воспитательные возможности он считал главным показателем правильной постановки обучения. Выполнение этой задачи, утверждал Ушинский, в большей мере обеспечивается тогда, когда учитель ведет полностью все занятия в каком-либо классе, а не отдельный предмет в нескольких классах.

      К. Д. Ушинский  - сторонник классно-урочной системы обучения. Он считал урок основной формой учебных занятий и определил основные признаки, которые характеризуют умелое проведение урока учителем. Эти признаки можно свести к следующему:

      - умение в процессе занятий рельефно выставлять вперед главную мысль или главный факт урока;

      - обеспечение естественной связи новых знаний с ранее усвоенными детьми. Иначе говоря, умение логически "привязывать к основным, уже прочно укоренившимся знаниям новые мысли и новые факты";

      - обеспечение возможно более высокой заинтересованности и активности учащихся;

      - обеспечение вполне осмысленного и прочного овладения учащимися знаниями, которые сообщаются во время урока;

      - наличие образцового порядка и дисциплины в классе.

      Отстаивая необходимость применения в процессе обучения разнообразных методов и приемов, Ушинский считал, что главными из них являются объяснительное чтение, рассказ учителя, беседа, различные виды упражнений (устные, графические, письменные). Ушинский выступал против обычных уроков, на которых большинство учеников ничем не заняты, не вовлечены в общеклассную работу. Необходимо так строить урок, чтобы ввести весь класс в работу, приучить детей "по возможности долго и сильно сосредоточить свое внимание на изучаемом предмете". Большое значение он придавал повторениям. Без систематически проводимых повторений, по мнению Ушинского, невозможно обеспечить вполне прочное овладение учащимися необходимой суммой знаний. Но повторения, с его точки зрения, должны, как правило, всегда сопровождаться сообщением новых данных. "Повторяя беспрестанно старое и при каждом повторении прибавляя немного нового, дитя, - писал Ушинский, - прочно усваивает громадное количество фактов, которое ему никогда бы не одолеть, если бы оно усваивало один факт за другим, не строя нового на прочном фундаменте старого".

      Высоко оценивал он и такой педагогический прием, как сравнение и сопоставление. С помощью этого приема Ушинский имел в виду достигнуть наиболее ясного и точного понимания учащимися основных свойств изучаемых предметов и явлений. Сравнения и сопоставления дают и некоторую возможность для повторений старого в связи с изучением нового материала. Для обучения детей грамоте Ушинский настойчиво рекомендовал звуковой, аналитико-синтетический метод письма-чтения, прекрасно оправдавший себя в практике дореволюционной передовой школы и в школе советской.

      Школьная дисциплина

      Ушинский считал порядок и дисциплину необходимейшими условиями успеха в учебном деле, но вместе с тем отвергал как нечто вредное такой "порядок" и такую "дисциплину", которые достигаются посредством суровых мер, подавляющих внутренний мир детей.

      Школьная дисциплина должна, по мнению Ушинского, строиться не на подавлении детской активности, не на лишении детей всякой самостоятельности, а на основе разумной организации учебного процесса. Он писал:

      "Если мы ввели в него (в класс. - В. С.) порядок и стройность в занятиях, не утомляем детей слишком продолжительным для их возраста занятием в одном направлении - и в то же время не допускаем и классной скуки, не оставляя ни на одну минуту ни одно дитя без дела; если мы сумели сделать эти занятия занимательными для ребенка и в то же время собственной своей ревностью и серьезностью, никогда, впрочем, не переходящей в суровость, внушили детям уважение к исполнению своих обязанностей; если сделали эти обязанности ни слишком легкими, чтобы их нельзя было заметить, ни слишком трудными, чтобы погнулась под ними слабая натура дитяти; если не требуем от ребенка развития, которого он еще не достиг, и даем достаточную пищу тому, которое в нем в настоящее время совершается; если, наконец, нравственная природа наша такова, что дети могут полюбить нас, то классная дисциплина в наших руках".

      Учебные книги

      Ушинский высоко оценивал роль учебника. Хороший учебник он называл "фундаментом хорошего преподавания".

      В учебные книги, по его мнению, необходимо включать наиболее содержательный, вполне доступный детскому пониманию материал из жизни природы и общества. Само описание предметов и явлений должно быть верным, ясным, по возможности полным (хотя и кратким), конкретным и ярким, "кидающимся в глаза". Он не допускал никакого упрощенства в объяснении явлений и предметов, к чему, по его замечанию, иногда прибегали авторы "под предлогом необходимости сделать предмет доступным для детского ума".

      Возражал он и против того, чтобы помещать в учебных книгах какие бы то ни было нравственные сентенции. Учебные книги, по мнению Ушинского, должны содействовать воспитанию у учащихся определенных нравственных понятий и убеждений всем содержанием помещенного в них материала, а не посредством каких-то специальных наставлений. Нравственные понятия должны являться естественным выводом из приводимых в книге сведений (описаний, рассказов, стихотворений, басен, песен, пословиц и т. д.).

      Требования Ушинского к учебной книге легли в основу замечательных составленных им учебных книг "Детский мир" и "Родное слово". В этих книгах, особенно в "Детском мире", очень богато представлен природоведческий материал, материал из отечественной истории, географии и литературы (проза и поэзия). Видное место отведено в них, особенно в "Родном слове", народным песням, пословицам, загадкам, басням и сведениям о быте и трудовой деятельности народа.

      Ушинский включил в свои учебные книги и материал религиозного содержания, которому он ошибочно придавал воспитательное значение. Большинство рассказов, помещенных в "Детском мире" и "Родном слове", составлено самим Ушинским.

      Материал в учебных книгах изложен просто, увлекательно, в строго выдержанной последовательности (от простого и близкого к сложному и отдаленному). Книги снабжены множеством иллюстраций, тесно связанных с текстом. В "Родном слове", кроме того, предусмотрено большое количество разнообразных упражнений (устных, письменных, графических). Они выгодно дополняют содержание помещенных в книге рассказов, углубляют и закрепляют это содержание. Красной нитью через "Родное слово" проходят сравнения. Детям, как правило, после ознакомления в данный момент с конкретным предметом дается задание сравнить этот предмет с тем, с которым они ознакомились раньше (стол со стулом, гусей с курами; класс, изображенный на картине, с классом, в котором занимаются дети; лошадь с коровой, город с деревней и т. д.). Книги Ушинского содействовали развитию мышления детей. Упражнения по классификации предметов подводят детей к умению различать вещи по их назначению, соотносить род и вид. Дети находят одинаковые признаки предметов, упражняются в сравнениях и различиях, учатся на их основе делать обобщения.

      Замечательно, что не только статьи, рассказы, стихи, басни, помещенные в этой книге, отличаются глубоким содержанием, но зачастую этим отличаются и отдельные пояснения к рисункам. Так, например, на одной странице помещен рисунок, изображающий запряженную в соху лошадь и мужичка-пахаря, а под рисунком текст такого содержания: "Соха да борона сами не богаты, а весь мир кормят". Этот текст открывает богатые возможности для серьезных размышлений и воспитания у учащихся положительного отношения к крестьянскому труду и чувства любви и уважения к деревенскому труженику. На книгах для детей, написанных Ушинским, воспитывалось не одно поколение русских людей. Они выдержали много изданий, вызывали большую радость детей и пользовались среди них огромной популярностью и любовью.

      Ушинский считал, что в школьном обучении очень важны обстановка школы, ее программы, учебники и другие пособия, но главное место в ней принадлежит учителю. Он писал: "Влияние личности воспитателя на молодую душу составляет ту воспитательную силу, которую нельзя заменить ни учебниками, ни моральными сентенциями, ни системой наказаний и поощрений". Личность учителя  - это "плодотворный луч солнца для молодой души, которого ничем заменить невозможно".

      Чтобы стать таким "плодотворным лучом солнца", необходимо обладать твердо очерченным кругом общих и педагогических познаний и на основе их сложившимися твердыми педагогическими убеждениями. Без наличия таких убеждений принявший на себя роль учителя не сможет стать настоящим воспитателем, он останется на уровне обычного чиновника. Чиновник, говорил Ушинский, не воспитатель. Воспитателю же необходимо вкладывать в свое дело разум и всю свою душу и настойчиво проводить через всю свою деятельность сложившиеся у него на основе науки взгляды и убеждения.

      Народному учителю, призванному воспитывать подрастающее поколение в духе народности, очень важно также обладать всеми лучшими, типичными для своего народа свойствами. Ко всему этому Ушинский добавлял требование глубоко и искренне любить детей, в высшей степени внимательно относиться к их интересам, нуждам и потребностям.

      Для подготовки народных учителей Ушинский предлагал создавать учительские семинарии, а для подготовки учителей средних школ  - педагогические факультеты при университетах. Им был разработан проект учительской семинарии, осуществленный впоследствии на практике передовыми земствами России.

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить