Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD18/0173.55-0.2508
EUR18/0189.25-0.3929

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • Суд да дело..,

      или Особенности судебной практики журналиста2020-12-0404439Среди декабрьских дат для меня особое значение имеет 10 декабря – Всемирный день прав человека. Накануне этого события в памяти всплыло несколько эпизодов участия в судебных заседаниях. Именно там должны защищать права граждан.

      В бытность студентом университета смотрел по телевизору открытый суд над одним американским спортсменом, которого обвинили в убийстве собственной жены. Как и положено, создатели этой передачи постарались, чтобы зрители, то бишь, публика неотрывно следила за действием. Затем на российском телевидении стали показывать основанные на реальных и не очень событиях судебные процессы в передачах типа «Федеральный судья» и тому подобных шоу, где торжествовали справедливость  и законность.

      Тем временем у нас по факту на заседаниях разрешалось присутствовать разве только самим участникам судебного процесса: судьям, прокурорам, адвокатам, обвиняемым и пострадавшим, ну разве еще и так называемым, общественным защитникам. О журналистах речь заходила только в тех случаях, когда в качестве подсудимых или пострадавших оказывались к несчастью наши коллеги.

      Начав работу в качестве соредактора информационного бюллетеня одного из ошских правозащитных фондов, который при поддержке иностранных спонсоров занимался мониторингом судебных процессов и условий содержания в учреждениях закрытого типа, в эту тему погрузился и сам. На основах отчетов правозащитников писал о тех или иных судебных заседаниях. И вот однажды руководитель фонда пригласил увидеть своими глазами как проходит процесс в суде.

      Благодаря его авторитету я беспрепятственно оказался в зале суда. Тогдашнее здание Ошского городского суда не особенно поразило, поскольку, обрабатывая результаты мониторинга судов, проведенных правозащитниками, я представлял себе тамошние залы заседаний. Присев в первом ряду, достал блокнот и ручку, огляделся. На скамье подсудимых находился известный тогда правозащитник Равшан Гапиров, который не был согласен с приговором «за разжигание межнациональной, религиозной вражды» в публикации материала на эту тему. На вопрос председательствующего, кто я, дерзко ответил, что, мол из известного тогда информационного агентства (считавшегося почему-то оппозиционным). Судье, видимо, не хотелось вступать со мной в препинания и он позволил мне остаться. Я незаметно включил диктофон, и накрыл его блокнотом, чтобы не было видно предательски мигающей лампочки, что запись идет.

      Отсидевший уже несколько месяцев по приговору суда Р. Гапиров казалось не нуждался в адвокате, хотя  исполнительный директор ОФ «Луч Соломона» Садык Махмудов все же сидел на месте защитника. Подсудимый со знанием дела помогал своему адвокату, доказывая свою невиновность. В начале заседания находившийся в зале еще один журналист из не менее «оппозиционной» радиостанции с говорящим названием «Свобода» решил запечатлеть на фотокамеру происходящее. Его передвижения по залу, треск затвора и фотовспышка сделали свое «черное дело». Потерявший терпенье судья потребовал прекратить фотосъемку, но коллега не принял всерьез замечание и продолжал «фотоссесию».  Но она все же осталась незаконченной и «универсального» журналиста удалили из зала, несмотря на его громкие заверения, что его действия продиктованы стремлением к объективности, точности и другим критериям качественной журналистики…

      В результате был объявлен перерыв, после которого, за порог уже не пустили и меня, видимо, на всякий «пожарный случай». Добавлю, что Равшан Гапиров добился не только своего оправдания, но  и решения о выплате ему компенсации правда не в полном размере 10 миллионов сомов, которые он требовал с государства.

      Еще один запомнившийся случай был уже во время сотрудничества с другой правозащитной организацией. Это было на выезде, когда спорили один из жителей Алайского района с местным райотделом внутренних дел, чьи сотрудники, по мнению истца, незаконно и безосновательно конфисковали его автомобиль. По приезде нас с адвокатом встретил сам истец и его родственники, которые были рады увидеть журналиста и между собой переговаривались, что вот мол, судье придется решать вопрос по закону. И действительно, тогда поездка была успешной и бесплатный адвокат убедила судью в неправоте сотрудников милиции и машину вернули владельцу.

      Был на практике еще один опыт освещения судебного процесса. На этот раз громкого, по трагическим аксыйским событиям 17 марта 2002 года. На скамье подсудимых оказался ряд руководителей, которых обвинили в гибели шести жителей Аксыйского района, протестовавших против решения тогдашних властей. Столь резонансный процесс не мог пройти незамеченным и для информагенства, в котором я тогда работал. Поскольку технологии не были развиты как сейчас, в Джалал-Абаде за процессом наблюдало несколько внештатных корреспондентов, которые по телефону пересказывали нам происходящее на суде.  В результате очевидно корректного поведения наших агентов и их профессионализма  на ленте сайта судебный процесс отображался почти в прямом режиме в качестве печатного пересказа. О его приемлемом качестве свидетельствовало то, что к нам с претензиями или жалобами ни разу не обратились ни та, ни другая стороны…

      судКонечно, не обошлось без сучков и заминок. В практике освещения судебных процессов было гражданское дело по иску пострадавшей к местному учреждению образования. Вот тогда я познакомился с ситуацией, когда заседания в областном суде откладывались и переносились из-за неявки представителей ответчиков, отпуска судьи, его учебы... Или с внезапно назначаемыми заседаниями, когда о них становилось известно едва ли не за несколько часов до начала. Более полугода продлилось то судебное заседание, но в конце концов истица все же выиграла возмещение морального и материального вреда с отдела образования.

      А однажды случилось оказаться вне списка журналистов, освещавших процесс над подсудимыми, которых обвинили в террористической деятельности. В зал судебных заседаний были допущены только представители центральных средств массой информации. И то не всех…

      Время шло. Судебная система реформировалась. Ее цифровизация порождала надежду на то, что судебной журналистикой заниматься станет совсем легко. Ведь не надо будет толпиться и наблюдать судебные заседания в режиме он-лайн. Однако скоро сказка сказывалась… И даже сейчас, в пандемию коронавируса, казалось бы, судам и журналистам в плане прозрачности все карты в руки. Однако, ошибки программного обеспечения, перебои электричества и другие причины, объективного и субъективного характера, оставляют пока желать лучшего.

      Тем не менее, случившаяся на днях встреча с коллегами  позволяет надеяться на то, что возвращение в тему судебной журналистики возможно, поскольку  изменились и законы, благодаря которым можно использовать аудиозаписывающие устройства и совсем необязательно светить служебным удостоверением, ведь публика имеет право находиться в зале судебных заседаний, если процесс открытый.

      Станислав Полищук.

      Фото автора и из Интернета.

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить