Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD02/1275.62-0.7052
EUR02/1291.31-0.0044

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • «Хорошее время быстро проходит!»

      2020-10-03060018 октября ошскому художнику Валентину Владимировичу Шуману исполняется 90 лет. Эту дату он отметит вместе со своей семьей в Бишкеке, а потом вновь вернется в Ош. Его ждут кошка и две горлицы — вечные спутники прогулок по двору.

      Рассказывая о себе, Валентин Владимирович вспоминает многие подробности из жизни в детстве и юности. Он живет воспоминаниями, погруженный в мир изобразительного искусства и мир музыки. Стены небольшой квартиры на третьем этаже расписаны художником: озеро Иссык-Куль, водопад Абшир-Ата, ущелье реки Ак-Бууры, всюду силуэты людей. Художник много писал женских портретов, восхваляя образ восточной темноволосой красавицы со жгуче-черными глазами в пол-лица. Одна из главных картин - «Ошский базар» - написана в 1962 году. Отражает суть жизни Оша, счастливое время для автора и многих людей.

      В квартире лежат несколько булыжников весом примерно по 2-3 килограмма каждый. Хозяин с улыбкой рассказывает, что об один он споткнулся и принес его домой, другой подобрал на берегу реки во время прогулки –  у каждого экспоната своя история. Еще камни служат для физических упражнений.

      Любитель музыки, он ценит хорошую технику, бережно хранит старые музыкальные колонки, треть комнаты занимает большое черное пианино. Иногда хозяин садится и руки привычно нажимают на клавиши. Музыка у него тесно связана с мамой, которую он мучительно долго искал после разлуки, а когда нашел, недолго прожили вместе.

      Смена места жительства — смена имени

      Валентин Владимирович (Вальтер Вольдемарович) Шуман родился 18 октября 1930 года в городе Харбин в Китае. Его отец — Вольдемар Янович Шуман родом из Латвии. Мать — Людмила Владимировна Иванова родом из Одессы. Отец служил в военной разведке, погиб примерно в 1942-43 годах в Китае. Мать скончалась в 1967 году в Брянске.

      В 1935 году мальчик вместе с мамой вернулся из Китая в Россию, в Саратовскую область. Через два года в 1937 году мать арестовали по 58-й статье и осудили на 10 лет:

      - Мы из Харбина приехали вдвоем, у нас были вещи.

      И в один день жизнь перевернулась. Во время обыска изъяли всё. Я помню, как мама вела меня за руку, а на другой руке спал мой младший брат Ростислав. Он родился в России от начальника местной станции. Всех заключенных завели в баню и подвергли тщательному обыску. Мама успела спрятать в тряпочку сережки, подаренные моим отцом. Много лет спустя она подарила их моей младшей сестре, родившейся во время отбывания срока в колонии. Потом меня отвели и посадили в черную машину, было темно и холодно. Зашла женщина с ребенком и я подумал, что это моя мама. Мы куда-то поехали. Потом я увидел, что это была незнакомая женщина. Так нас разлучили с мамой на несколько лет. Я все годы искал ее, хотел, чтобы мы снова жили вместе одной семьей.

      Мальчика определили в детский дом. Он сменил несколько учреждений, сбегал, терялся. Во время эвакуации заснул возле путей, и поезд ушел, а там были все его документы. От стресса забыл все имена и адреса. С этого момента стал считаться без вести пропавшим.

      Попал в Ашхабад (Туркменистан), там было тепло и хорошо. С болью вспоминает, как его избили 15 человек.

      Когда он вспомнил адрес матери, то написал ей письмо. Мать выслала ему денег, но почему-то не позвала к себе жить. Позже случилось так, что по ошибке его матери сообщили, что ее сын умер от дизентерии, хотя скончался другой мальчик.

      Валентин решился поехать к матери. Это был долгий путь смены городов, длительные  поиски. По совету людей он сделал запасы соли, чтобы потом выгодно ее продать, и у него это получилось. Как-то в Серове связался с местной бандой, которой руководил бывший фронтовик. Мальчика использовали для краж. Когда его задержали, он никого не выдал.

      Наконец, состоялась долгожданная встреча с матерью. Она потянулась его обнять, а он отшатнулся. «Я одичал, мне было стыдно». Во время отбывания срока в колонии его мать проявила все свои творческие таланты – в составе культбригады выступала с концертами, пела, танцевала. Она была очень образованной, знала несколько языков, много читала, также освоила работу медсестры, печатала слепым методом десятью пальцами. У нее родилась дочь Наталья. Потом женщина вновь вышла замуж за бывшего военнопленного венгра. Он был музыкантом, преподавателем, привил Валентину любовь к музыке.  

      В 1947 году женщина освободилась из заключения, но еще несколько лет не имела права официально работать. Работала где придется: на шлагбауме, мыла полы, секретарем в школе. Потом она овдовела. Людмила Иванова-Шуман прожила 64 года и скончалась в Брянске. Валентин сожалеет, что мало жил с матерью, каждый раз разные обстоятельства их разлучали.

      В середине 50-х годов Валентин встретился с родственником отца, который рассказал ему о нем, что тот был разведчиком, скончался в начале 40-х годов в Китае. Со сводным братом Ростиславом отношения не сложились. После ареста матери ребенка забрали родственники отца и они не прилагали усилий, чтобы он общался с родными. Сводная сестра Наталья живет в Брянске, с годами они все реже созваниваются. Семейная жизнь Валентина не сложилась – после двух браков он остался один. Единственная дочь Елена живет в Бишкеке. Годами не решается вопрос о его переезде к дочери.

       Учитель на неделю, профессия – навсегда

      В. Шуман. АвтопортретВалентин Владимирович вспоминает о том, как у него появилась тяга к рисованию: в одном из детских домов к ним пришел учитель рисования и показал свои рисунки. Это были наброски предметов быта, но они были выполнены настолько реалистично, что маленький мальчик восхитился и захотел тоже рисовать. Через неделю учитель перестал приходить.

      Именно эта неделя общения с учителем рисования помогла Валентину выбрать свой путь.

      После школы в 1951 году он поступил в художественное училище в Нижнем Тагиле. Через год после учебы призвали в армию. Ему обещали, что как только появится место художника, его направят туда. Однажды вместе с командиром и другими военными они ехали в машине. Старшие по званию между собой общались, выпивали и то ли в шутку, то ли всерьез, его командир сказал, что пропил его другому командиру за бутылку водки. Так Валентин попал в саперно-взрывную роту, где отслужил 3,5 года. В армии он постоянно рисовал портреты, оформлял помещения.

      После армии вернулся в Нижний Тагил и вновь поступил в художественное училище. Его ровесники уже заканчивали учебу и подшучивали над ним, что он забыл все, чему его учили. Он быстро стал лучшим акварелистом в училище.

      - Помню, я нарисовал свой ботинок, какой он был старый, порванный. Рисунок забрали в художественный фонд училища и долго еще вспоминали, как здорово я его нарисовал. Когда нам ставили композиции для рисования «чучело, кувшин, яблоко», все студенты рисовали это неделю, а я за один день. Когда я уезжал из училища, мне сказали, что будут помнить мои легкие, прозрачные, воздушные акварели.

      Учеба в училище заняла еще 4 года. Потом он закончил педагогический институт, художественно-графический факультет. Преподавал в школе.

      Дорога в Ош

      Каким образом художник, родившийся в Харбине и отучившийся в Нижнем Тагиле, все-таки оказался в Оше? Один из учеников его отчима-музыканта жил в Киргизии и позвал Валентина к себе, пообещав «невесту, дом и сад». В 1959 году парень приехал во Фрунзе. Потом попал в Пржевальск (ныне Каракол), работал преподавателем в местном вузе:

      - Когда устраивался на работу, меня спросили, могу ли я преподавать рисование, я ответил «да», потом — черчение, я тоже ответил «да», а на каллиграфии я замешкался, но меня с радостью взяли на работу. Помню первый урок: в большом зале сидят 40 девушек и смотрят на меня. Я испугался, закрылся журналом и начал по фамилиями всех опрашивать. Выглядываю из-под журнала, смотрю на них, а они меня боятся, ну тогда я осмелел и продолжил урок.

      Через некоторое время в Пржевальске открыли музыкальный факультет и я вызвал свою семью: маму с отчимом. Они приехали. Помню, отчим устроил экзамен всем преподавателям: сыграл вальс и попросил всех записать услышанное. Из всех только я один все правильно написал. Отчим возмутился, как такие преподаватели могут обучать других! Потом отчим узнал, что в Оше открыли музыкальный факультет и перевелся в Ош.

      В это время я был в отъезде в Нижнем Тагиле. Когда приехал в Пржевальск, узнал, что моя семья переехала в Ош, и тоже туда поехал. А они к тому времени выехали из Оша в Брянскую область, потому что местный климат им не подошел, да и сильно скучали по лесам. Вот так моя семья оставила меня в Киргизии и вернулась в Россию. Они оставили в Оше мне свою квартиру, где я поселился. Это было в 60-х годах прошлого века.

      Валентин Владимирович поделился впечатлениями о солнечном городе, который чем-то ему напоминал Ашхабад, где он был в детстве:

      - Ош — изумительный город, все аллеи и улицы были в деревьях, все кругом зеленое и цветет. Красота! Сказочный город! 

      Жизнь в творчестве

      Он утроился на работу в художественный фонд. Долгое время ему давали только простые заказы. Как оказалось, было непросто пробиться молодому художнику на новом месте. Именитые мастера не спешили уступать дорогу. В преддверии очередного советского праздника нужно было срочно написать лозунг на ткани, а нужный художник был занят, тогда Валентин вызвался заменить его и быстро оформил заказ. После этого ему стали чаще давать заказы на лозунги. Он использовал особый шрифт, более эффектный. «Весь город был в написанных мной лозунгах!».

      Потом его отправили в командировку в Таш-Кумыр, чтобы написать картину о работе шахтеров. Он с радостью согласился и даже спустился в шахту вместе с инженером. Очутившись под землей, он попал в другой мир: с потолка сыпалась порода, громкий стрекот конвейеров, было страшновато. Случайно ударился о балку, потух его фонарь, каска с головы слетела, упала на конвейер и уплыла дальше. Долго еще со смехом вспоминали, как его каска уплыла на конвейере. Картину он написал замечательную. Потом занялся оформлением местного Дома культуры. Заведующий универмагом еще подкинул заказ. Словом, командировка удалась! Он проявил себя как творческий человек, чего ему не хватало во время работы в худфонде.

      Из-за внутренних перипетий в худфонде Шуман уволился. В далеком 1964 году бродил по городу в поисках новой работы и зашел на шелкокомбинат. Директор комбината пригласил

      его работать художником. Валентин смутился, сказав, что не рисовал цветы для тканей, но начальник его подбодрил. Через месяц Валентин стал главным художником и заведующим мастерской. За 5 лет работы объездил весь Советский Союз, представляя образцы рисунков на тканях. Его работы получали призовые места на смотрах. В Оше комбинат все больше выпускал тканей по его рисункам. А автор получал хорошие премиальные от объема продаж. Официальная зарплата составляла 120 рублей в месяц, с премиальными сумма выходила в 3 раза больше. Это было самое удачное место работы Валентина Шумана.

      Потом на комбинате сменился руководитель, с которым у художника не было ничего общего. «Новый начальник оказывал на меня давление». Прежний начальник звал Валентина на новое место работы, но он отказался: не решился работать художником по выпуску х/б тканей. Это был другой объем работ, другие требования.

      С 1969 по 1973 годы Валентин Шуман работал в газете «Ленинский путь» художником-ретушером. При необходимости подменял коллег и в других изданиях. «У газеты был большой тираж, коллектив был очень хороший, веселый. А сама работа была немного нудной, меньше творчества».

      Из газеты он ушел работать в художественную мастерскую, затем устроился художником-оформителем в парк Токтогула, где проработал до 2015 года.

      У Валентина Владимировича не было персональных выставок, нет званий и регалий. Несколько его работ есть в одной из частных галерей города. Большая часть его картин всегда рядом с ним на стенах. Каждый раз, глядя на свое творчество на бумаге, в полотнах, в чеканке, он погружается в свой мир, где он свободный и счастливый творец.

      В. ШуманОсталось в прошлом, когда большая и дружная страна разделилась на независимые республики, его родные стали иностранцами, а он до сих пор живет в Оше. Валентин Владимирович нуждается в уходе и заботе. Высокий, худощавый, подтянутый Валентин Владимирович любит общаться, много шутит. Включает музыку и улыбается: «Хорошее время быстро проходит!».

      С. Назарова.

      Фото автора.

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить