Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD29/0300
EUR29/0300

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • Солдатская слава

      2020-03-130215Газета "Эхо Оша" публикует статью о полном кавалере ордене Славы Михаиле и других наград Михаиле Петровиче Бадигине, которому в Оше установлен бюст.

      «У меня всегда в душе какое-то чувство все еще не оплаченного долга перед солдатом Великой Отечественной войны… Разумеется, образ советского солдата-труженика и победителя- за минувшие после войны годы прошел через многие хорошие книги и фильмы. Однако мне кажется, что мы все еще не обратили должного внимания на необходимость документально запечатлеть труд и подвиг солдата…»

      К.М.Симонов 

      Родина зовет

      -Так-так-так, тук-тук-тук, - торопливо выстукивают колеса вагона. Вторые сутки мчит воинский эшелон к линии фронта. Позади остались родные и близкие, Ташкентское минометно-пулеметное училище, курсантом которого так и не довелось сдать выпускные экзамены. Ранним августовским утром 1942 года училище подняли по боевой тревоге, в спешном порядке погрузили в эшелон и - в путь-дорогу. Фронт диктовал свои условия, Родина звала своих защитников дать отпор фашистским полчищам, рвавшимся к Сталинграду.

      Остались позади станции Кызыл-Орда, Соль-Илецк. На станции Ершов поезд остановился рядом с санитарным эшелоном: Первая встреча с живыми участниками боев. Эшелоны расходятся - санитарный на восток, воинский на запад. На другой день под вечер поезд со вчерашними курсантами остановился на станции Верхний Баскунчак, которую только что бомбили немецкие самолеты. Горели вагоны с продовольствием, на обочинах железнодорожного полотна трупы убитых, на перроне санитары перевязывают раненых, дымит здание вокзала. Война заглянула каждому в лицо. Через полчаса, переждав пока восстановят поврежденное полотно, эшелон тронулся дальше. На пути все чаще попадались разъезды и станции, превращенные в груды разбитого кирпича…

      Часа в четыре ночи эшелон остановился на небольшом разъезде. Вчерашних курсантов спешно высадили из вагонов, построили в колонны, и по команде «Шагом марш!» пополнение двинулось в ночь, в неизвестность…

      -У маленького хутора, вблизи реки Ахтуба, - вспоминает участник тех событий, главный герой нашего повествования Михаил Петрович Бадигин, - нас начали распределять по частям.В военное время солдатская специальность нередко менялась в зависимости от того, куда в данное время больше всего требовалось пополнения. Вот и наши курсанты - кто попал к автоматчикам, кто к саперам, а меня зачислили в противотанковую батарею. Волею судьбы и по приказу командира я стал наводчиком 45-миллиметрового противотанкового орудия.

      Потянулись дни упорной учебы. К концу дня солдаты буквально валились с ног. Командиры упорно добивались выработки у каждого бойца определенных навыков, снаровки, выносливости.

      В конце сентября полк подняли по боевой тревоге. Трехчасовой форсированный марш до железнодорожной станции, погрузка в эшелон, и состав двинулся на запад. Под утро остановка: «Приехали. Приготовиться к разгрузке!» Разбитый вокзал, дым пожарища. А до линии фронта пешком еще около ста километров.

      -Этот переход, - вспоминает Бадигин, - был очень тяяжелый. При команде «Привал» солдаты тут же валились на землю. Не проходило и десяти минут, как снова звучало: «Подъем! Приготовиться к движению!». С трудом поднимались бойцы. Кашель, кряхтение, стоны. И опять следом за пушками, как волны за лодками, двигались шеренги людей. Вещевой мешок и винтовка непомерным грузом давили на плечи, ноги не хотели слушаться. Пыль забивала глаза, скрипела на зубах, въедалась в разгоряченное тело. Хотелось лечь на землю, раскинуть руки и ноги, закрыть глаза… но мы все шли и шли вперед. А когда колонна ненадолго останавливалась по какой-либо причине, все, как по команде, засыпали стоя, прижавшись друг к другу.

      На подступах к Волге навстречу колонне все чаще стали попадаться машины и подводы с ранеными. А в сторону Волги, обгоня уставших солдат, мчались грузовики, бесконечным потоком шли обозы, двигались длинные колонны пехатинцев и артиллерии. Впереди над горизонтом стояло темно-багровое облако. Оттуда, как далекий гром, доносились как тяжелые раскаты, сотрясавщие воздух и землю. Там героически сражался Сталинрад. Там вчерашние мальчишки получили первое боевое крещение, приняли на свои плечи всю тяжесть военного лихолетья, выстояли и победили…

       Прямой наводкой

      Первые часы и дни на передовой, под пулями и минами противника были для молодых, еще необстреляных солдат серьезным испытанием. Но это еще не было настоящим боевым крещением. Оно наступает когда солдат сходится противником грудь в грудь, когда видит его своими глазами и может достать пулей, гранатой, штыком. Вот тогда мужество бойца, как металл, по-настоящему испытывается на прочность. Такое боевое крещение Михаил Бадигин и его ротные товарищи приняли 20 ноября 1942 года. Ранним утром по случа. 24-й годовщины Октября состоялся короткий митинг, на котором в ответ на обращение Военного Совета Сталинградского фронта к защитникам города бойцы дали клятву беспощадно уничтожать фашистов, драться за Родину до последнего дыхания.

      И тогда после пощной артподготовки набруствер траншеи с пистолетом в руке поднялся командир роты «За Родину! Вперед!», за ним рванулись все курсанты.

      -Мы не слышали ни треска пулеметов, ни разрыва мин,- вспоминает потом Михаил Бадигин, - бежали и что есть силы толками вперед орудие. Рядом падали сраженные товарищи. Широко раскинув руки, выронив пистолет, упал командир роты. Пуля настигла орудийного номера, моего земляка из Ташкента, курсанта Сашу Александрова. Потом мы не раз видели, как погибали в бою товарищи. Просто. Упадет человек на землю, будто споткнется или оступится, и больше не поднимается…

      Противник не выдержал, дрогнул, подался назад, побежал.

      Потекли обычные фронтовые будни. Частая смена огневых позиций, беспрерывные бомбежки, артналеты, изматывающий труд, ранения, госпитали, снова передовая… В сентябре 1943 года, после ранения в ноги, госпиталя Михаил попал в 226-й гвардейский истребительно-противотанковый артиллерийский полк, который входил в состав 62-й армии В.И.Чуйкова. С этим полком Михаил дошел до Берлина.

      Но еще предстояло немало боев за освобождение Украины, Белоруссии, Польши, форсирование Днепра, Буги, Вислы. И каждый бой - это испытание на стойкость, мужество, умение ориентироваться вбыстро меняющейся обстановке, принимать единственно правильное решение. Командир орудийного расчета Михаил Бадигин с честью выдержал нелегкое испытание.

      В начале января 1945 года истребительный полк, в котором служил Бадигин, получил приказ передислоцироваться с левого фланга в центр дуги мангушевского плацдарма. Каждый расчет выделял половину своих людей для оборудования новых огневых позиций. Под ударами кирок, ломов, лопат звенела мерзлая земля. Работы подвигались медленно. На помощь пришла солдатская смекалка. В нужных местах выдалбливали небольшие ямки, в них опускали противотанковые мины. Затем поперек ямки клали палку, на нее-увесистый ком земли, привязывали к палке телефонный кабель. Из укрытия дергали за кабель, груз падал на планку взрывателя, и мина разворачивала мерзлую землю. С помощью этого нехитрого приспособления огневые позиции были оборудованы за две ночи.

      Ранним утром полк начала мощную артподготовку. Тысячи снарядов рвались на позициях фашистов, поднимая в воздух бревна и доски, разворачивая доты и дзоты, укрепления и блиндажи гитлеровцев. «Это за Малова, за Бойко, за Маслова!» - говорили артиллеристы, вспоминая погибших товарищей. В сплошном треске автоматных очередей и грохоте разрывов слышалось могучее русское «Ура!». Первая, азатем и вторая траншеи противника были захвачены в первый же час наступления.

       Последний бой, он трудный самый

      Еще до взятия Познани полк получил новую задачу - форсированным маршем выйти к реке Одер, южнее города Кюстрин. Это была уже Германия. На пути к Одеру на стенах домов и заборах, дорожных щитах все чаще стали появляться надписи: «До гитлеровской Германии осталось 20 километров», «До фашистской Германии 10 км», а у самого Одера надписи стали еще конкретнее: «До Берлина 70 километров», «До фашистского логова 65 км». Солдаты считали эти километры и забывали об усталости. За какие-то три недели полк с боями прошел около 600 километров. Это были невиданное по своим масштабам наступление.

      3 февраля 1945 года полк вышел к Одеру. Ширина реки врайоне намеченной переправы была 150-160 метров. Подтаявший лед был весь в пробоинах от разрывов бомб и снарядов. Ждать, когда наведут надеждую переправу некогда. Пехота уже форсировала Одер и захватила плацдарм на западном берегу. Ей нужна поддержка артиллерии. Принимается решение - каждый расчет форсирует Одер самостоятельно, по льду двигаться без остановки.

      Наладив четыре колеи, отцепив пушки от автомашин, расчеты стали скатывать орудия к реке. Одна за другой пушки встают на почерневший лед. Солдаты осторожно толкают их к противоположному берегу . Лед колеблется и трещит. Местами проступает вода. Переправа не удалась. Несколько орудий и машин ушли под лед. Пришлось временно занять огневые позиции на высотках восточного берега реки.

      Командир батареи вместе с разведчиками и связистами с большими трудностями переправились на западный берег, чтобы выбрать место для наблюдательного пункта. Его оборудовали на окраине села и сразу же последовала команда «накрыть» скопление немецких автоматчиков. Первый, второй, третий залпы орудий - и враг рассеян. Но налетели немецкие самолеты, под бомбежкой погибло несколько артиллеристов, многие получили ранения. Погиб командир полка гвардии подполковник Скворцов. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

      К утру лед на Одере окреп, полк переправился на правый берег и помог пехоте отбить несколько контратак гитлеровцев.

      Над широкой заодерской равниной поднимаются Зееловские высоты. Здесь проходила укрепленная линия врага - одна из последних перед Берлином.

      -Ни у кого из нас, - вспоминает Михаил Бадигин, - уже не оставалось сомнений, что нашему полку выпала честь участвовать в завершающем сражении.

      К удивлению батарейцев, в ста метра впереди огневых позиций стали размещать прожекторные установки. Прибыли они поздно вечером, тщательно зачехленные. Обслуживающий персонал в основном девушки. «Зачем так близко от противника прожекторы?» - недоумевали артиллеристы.

      Первая полоса обороны противника шириной в 6-8 километров тянулась на открытой, почти ровной, местами болотистой местности. Состояла она из сплошной линии дотов и дзотов, а трашеи разбегались густой и хитроумной паутиной до самых Зееловских высот. Вторая полоса проходила по самым высотам. Враг сосредоточил здесь много артиллерии, зарыл в землю танки, превратив их в доты. Все скаты Зееловских высот были изрыты глубокими и извилистыми траншеями. Подступы к ним прикрывались минными полями и проволочными заграждениями. За высотами противник имел еще несколько промежуточных рубежей. Да и сам Берлин был подготовлен к ожесточенному сопротивлению. В оборонительный комплекс входили не только улицы и площади, но и каналы, мосты, метро. В городе было много долговременных железобетонных сооружений.

      Чтобы сокрушить эту оборону требовалось нанести такой удар с земли и воздуха, который позволил бы пехоте и танкам вести наступление в выоком темпе и с минимальными потерями. И вот ранним утром 16 апреля 1945 года десятки тысяч орудий и минометов одновременно ударили по противнику, на головы фашистов посыпались тысячи бомб. На исходные рубежи стали выходить танки.Гремящую темноту прорезали лучи мощных прожекторов. Они осветили плотную стенку дыма и пыли, вздыбленную снарядами и минами землю, ослепили ошарашенных фашистов. Заглушаявсе звуки боя, прокатилось мощное «Ура!» Стрелковые подразделения пошли в атаку.

      Началась она дружно и на первых порах была успешной.Артиллеристы по плану вели впереди пехоты огневой вал. По мере ее продвижения огонь переносился все дальше и дальше в глубину обороны немцев. Ко второй половине дня на участке орудийных расчетов подразделения пехота продвинулась на 5-6 километров и подошла вплотную к Зееловским высотам. Однако фашисты, получив подкрепление свежими силами, немцы стали драться с ожесточением. Завязались упорные, кровопролитные бои за каждый метр земли. Атаки нашей пехоты не давали желаемых результатов. Поступил приказ В.И.Чуйкова приостановить наступление.

      Ночью артиллеристы меняли огневые позиции, оборудовали новые, крепили орудия, чистили наряды, разведчики засекали огневые точки противника. Утром артподготовка повторилась В штурме высот приняли участие все рода войск. К артиллерии подключились гвардейские минометы. Темп огня нарастал с каждой минутой. На позициях врага колыхались тучи дыма и огня.

      На этот раз штурм проходил на редкость дружно. Пехота вместе с танками сделала решаюший бросок, и вот уже бой идет в первой трашее немцев. Танки утюжат ее, помогая пехоте выбить противника. Первая траншея занята. Шквальный огонь встретил поднявшихся в контратаку гитлеровцев из второй траншеи. Автоматными очередями, гранатами гвардейцы прикладывают себе путь вперед. Зееловские высоты пали.

      Апрельские дни сорок пятого остались в памяти, как один большой день беспрерывной работы, огромного напряжения душевных и физических сил. Днем личный состав батареи, забывая об усталости, обеспечивал огнем продвижение пехоты и танков, а ночью сами меняли огневую позицию. И так изо дня в день, из ночи в ночь. Близость Берлина, а значит победы, удваивала силы бойцов.

      20 апреля несколько полков, в том числе и батарея Бадигина получили приказ выйти к восточным пригородам Берлина и удерживать их до подхода главных сил. Неделя ушна на то, чтобы выполнить приказ, преодолеть сопротивление множества опорных пунктов и засад противника. Район Берлина, куда прорвалась группа захвата, Темпельхоф, был хорошо укреплен. Гитлеровцы оказывали ожесточенное сопротивление. В районе мясокомбината фашисты разбили несколько цистерн с аммиаком. Ветер дул в сторону наших бойцов, и гвардейцы начали задыхаться. Пришлось отойти. Выручили «Катюши:они открыли по противнику огонь прямой наводкой. Залп «катюш» сделал свое дело.

      Вечером 1 мая 8-я гвардейская армия из района Шенеберг повела решительное наступление на центр Берлина. А 2 мая столица германии встретила русский воинов непривычной тишиной, множеством белых флагов, свисающих чуть ли не из каждого окна. Немецко-фашистские войска в Берлине были окончательно разгромлены. Утром 3 мая началось великое паломничество к рейхстагу. Всеобщее ликование, беспрерывно гремит «Ура!» Воины штыками и осколками снарядов расписываются на колоннах и стенах Рейхстага.

      Радуясь долгожданной победе, весеннему, уже мирному солнцу, Михаил думал, что стоило р одиться и пережить все трудности Великой Отечественной войны, чтобы быть участником этого великого торжества правого дела…

      За проявленное мужество и героизм при прорыве обороны противника под Ковелем, в боях на Мангушевском плацдарме Бадигин был награжден орденом «Слава» Ш степени, за бои на Висле и Одере - орденом «Слава» П степени, за бои на подступах к Берлину и в самом логове фашизма - орденом «Слава» 1-й степени. 22-х летний артиллерист стал полным кавалером высшей солдатской награды.

      * * *

      Как имеющий три ранения Михаил демобилизовался из армии в октябре 1945 года. Вернулся в Ош к родным и близким. Началась новая, мирная жизнь.

      (Владимир Пукасенко),

      участник ВОВ.

      (Публикация из архива «ЭО»).

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить