Информационно-аналитический
еженедельник

Издается с 7 ноября 1938 года

ночью
USD24/0600
EUR24/0600

Новости

Популярные публикации

Фотогалерея

Каталог

    • Кровь родная – не водица ?

      2019-01-230179... Труп в урочище неподалёку от села обнаружили местные пацаны. Испуганная ватага прибежала прямо в сельсовет: в горах под камнем чернокожий лежит! Ничего себе находка для Тонского района, что на южном берегу Иссык-Куля?!!

      «И точно – негр» - констатировали местный участковый и ГАИшник с ближайшего стационара. Вплотную к телу, чтоб не уничтожить следы преступления, они подходить не стали – визуализировали метров с сорока. Отзвонились в дежурку. Те подняли на ноги область.

      Через два часа на месте происшествия проворила оперативно-следственная группа из Пржевальска. С ней прибыли и вездесущие КГБшники. Правда, вскоре чекисты перевели дух и отъехали: кровь прилила к лицу, потому-то оно и казалось черным. Особенно если издалека, да с испугу...

      Личность установили быстро: свой, односельчанин Токешев 49 лет. Ушёл вчера утром якобы в соседний аил, с друзьями повидаться. Ночевать не пришел, но такое и раньше случалось. Потому-то домашние тревогу не били...

      Сначала заподозрили ДТП. Дескать, могла сбить машина, а потом, испугавшись, оттащили труп подальше от дороги. Но судебно-медицинский эксперт нашёл странгуляционную борозду.

      Удушение...

      На похоронах мать призывала на голову убийцы все кары небесные, голосила. Ей вторила сестра убитого. А на кладбище братишка покойного во всеуслышание поклялся найти и собственноручно казнить нелюдя. Учитывая, что «кровник» отбыл семь лет за убийство и освободился совсем недавно, сельчане отнеслись к угрозе вполне серьезно.

      Слышал её и следователь Байтиков, что шёл в траурной процессии по долгу службы. И что-то ему в тех словах не понравилось: бравада явная...

      А на третий день, в горе, мать наложила на себя руки...

      Жизнь, меж тем, продолжалась. А вместе с ней и следствие. Искали очевидцев, тех, кто видел Токешева, направлявшегося на остановку. Но, хоть путь его и пролегал через центр села, где в это время обычно многолюдно, никто его там не заметил.

      Решил прогуляться? Семь километров пешком? Но и в этом случае должны были быть свидетели. Опросили водителей рейсовых автобусов, машин, что в это время возили щебень из карьера – результат тот же.

      Зато нашлись те, кто слышал, как убитый скандалил с младшим братом. Один свидетель видел даже, как они, когда старший спросил, когда тот, наконец, работу найдет и с материнской шеи слезет, подрались.

      А тут еще пришёл ответ из колонии, где Токешев-младший отбывал срок. Его характеризовали скорым на расправу злостным нарушителем режима, не вылезавшим из штрафного изолятора, чуть не агрессором.

      Всплыли также старые подозрения, что задолго до отсидки за убийство он был причастен к «безвестному исчезновению» еще одного дальнего родственника. Тогда, после буйной ссоры с подозреваемым, пропал племянник Токешевых. Трупа его не нашли, ограничились объявлением в розыск.

      Кстати, фамилия братишки, в отличие от остальных членов семьи, была Такешев. Объяснялось это ошибкой сельсовета, выдавшего почти сорок лет назад свидетельство о рождении.

      Взвесив все обстоятельства, следователь, отбросив другие версии, решил сконцентрироваться на внутрисемейных отношениях.

      «Слабым звеном» была сестра, Айша. Её пригласили в районный центр и там допросили. Женщина заволновалась уже тогда, когда следователь встретил ее у райсобеса – разборки с органом социального обеспечения и были выбраны как официальный предлог для вызова в Тон.

      А когда капитан Байтиков зачитал ей свидетельские показания о драке, познакомил с другими материалами следствия, а главное, будто бы случайно «засветил» фотографию трупа, Айша расплакалась и...

      «Байке все ругал Сапара. В убийстве племянника винил, требовал, чтобы он скорее работать начал. Тот же все говорил, что от зоны отдохнуть должен. Но с каждым разом всё более сатанел. А в тот день пришел пьяный, стал меня, детей задевать. Тут старший на горе пришёл, вступился. Дом наш на обочине стоит, братья во двор вышли. Я малышей укладывать стала.

      А через час примерно Сапар вернулся и рассказал об убийстве. Я в обморок свалилась, матери мы ничего не сказали. Потом-то она конечно узнала...

      Почему сразу не рассказали? Да боялись... и я, и Апа. И за себя, и особенно за детей-внуков. Трое их у меня, сын и две девочки, мал-мала...»

      ...Труп племянника, несмотря на комплекс оперативно-разыскных мероприятий, обнаружить так и не удалось. Но, основываясь на показаниях Айши, нашли причинно-следственные связи доведения до самоубийства.

      Ну и, само собой, лишение жизни брата. Под тяжестью улик подозреваемый в конце концов сознался. И превратился в обвиняемого. Плюс уже отбытый срок за убийство.

      Такешева расстреляли.

      Александр Зеличенко,

      Бишкек, январь 2019 г.

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить